Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs

Journal Information
ISSN / EISSN : 1995-1191 / 2412-6160
Total articles ≅ 553
Current Coverage
SCOPUS
ESCI
DOAJ
Archived in
EBSCO
Filter:

Latest articles in this journal

V. N. Poptsov, E. A. Spirina, E. N. Zolotova, V. M. Zakharevich, N. N. Koloskova, N. P. Mozheiko, A. A. Sibiakina, I. L. Poz, A. I. Skokova, V. V. Boronova, et al.
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-8-19

Abstract:
Введение. Трансплантации сердца (ТС) у пациентов с предсуществующим сахарным диабетом (СД) 2-го типа сопряжена с повышенными риском инфекционных и неинфекционных (почечная дисфункция, мультифокальный атеросклероз, болезнь коронарных артерий пересаженного сердца и т. п.) осложнений, которые могут негативно повлиять на выживаемость реципиентов в ранние и отдаленные сроки после ТС.Цель исследования. На основании одноцентрового ретроспективного исследования оценить влияние предтрансплантационого СД 2-го типа на ранние и отдаленные результаты ТС. Материалы и методы. В исследование включили реципиентов (n = 891), которым была выполнена ТС в период с 2011-го по 2018 г. Реципиенты были разделены на две группы: основная группа (группа «СД2») – реципиенты с дотрансплантационным СД 2- го типа (n = 80; 9,0%), контрольная группа (группа «без СД2») – реципиенты без СД 2-го типа (n = 811; 91,0%). Реципиенты обеих групп не различались по неотложности ТС (UNOS статус) и потребности в предтрансплантационной механической поддержке кровообращения (МПК). Результаты. На момент выполнения ТС реципиенты группа «СД2» по сравнению с реципиентами группы «без СД2» были старше по возрасту (54 [46; 59] года против 48 [35; 56] лет, p < 0,001), имели больший вес (p < 0,001) и индекс массы тела (p < 0,001), основным заболеванием чаще была ишемическая болезнь сердца (65,0% против 36,5%, p < 0,001), имели более высокие значения транспульмонального градиента (10,0 [7,0; 12,0] против 9,0 [6,0; 12,0] мм рт. ст., р = 0,024) и легочного сосудистого сопротивления (2,9 [2,2; 4,0] против 2,5 [1,8; 3,4] ед. Вуда, p = 0,038). Перед ТС реципиенты группы «СД2» имели выраженные проявления почечной дисфункции и повышенную коморбидность. Реципиенты обеих групп не различались по характеристикам донора сердца, продолжительности ишемии трансплантата и искусственного кровообращения, частоте возникновения выраженной ранней дисфункции сердечного трансплантата, потребовавшей МПК (12,5% против 10,7%, р = 0,74). У реципиентов группы «СД2» в раннем периоде после ТС большие потребность (100% против 28,0%, p < 0,001) и дозировки инсулинотерапии, более выраженные проявления почечной дисфункции и большая потребность в заместительной почечной терапии (45,0% против 27,9%, р = 0,003) не повлияли на продолжительность искусственной вентиляции легких, длительность лечения в ОРИТ (6 [5; 10] дней против 6 [5; 10] дней, p = 0,098) и госпитальную летальность (8,8% против 8,5%, p = 0,895). Наличие дотрансплантационного СД 2-го типа не оказало отрицательного влияния на частоту возникновения острого отторжения сердечного трансплантата, прогрессирование трансмиссивного атеросклероза коронарных артерий, частоту возникновения и выраженность васкулопатии сердечного трансплантата, на структуру и выраженность отдаленных инфекционных и неинфекционных осложнений и посттрансплантационную выживаемость. Заключение. При правильном отборе реципиентов и выборе оптимальной тактики их ведения в посттрансплантационном периоде наличие дотрансплантационного СД 2-го типа не оказывает отрицательного влияния на ранние и отдаленные результаты ТС.
M. M. Bobrova, L. A. Safonova, A. E. Efimov, O. I. Agapova, I. I. Agapov
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-98-104

Abstract:
Разработка эффективных и универсальных микроносителей является актуальной задачей тканевой инженерии и регенеративной медицины. Цель данной работы – создание биосовместимых микрочастиц в виде волокон из коконов тутового шелкопряда Bombyx mori, изучение их структуры и биологических свойств. Материалы и методы. Для получения микрочастиц отмытые от серицина коконы тутового шелкопряда Bombyx mori подвергали криоизмельчению в жидком азоте. Анализ структуры полученных микрочастиц осуществляли методом сканирующей электронной микроскопии. Оценку цитотоксичности полученных волокон проводили методом МТТ с использованием культуры клеток мышиных фибробластов 3Т3. Анализ адгезии клеток проводили с использованием линии клеток гепатокарциномы человека Hep-G2, визуализацию клеток осуществляли путем окрашивания ядер флуоресцентным красителем DAPI.Результаты. Были получены микрочастицы из натурального шелка в виде цилиндрических волокон со средней длиной 200–400 мкм и диаметром 15 мкм. Показано, что поверхность полученных микрочастиц имеет шероховатый рельеф, пор обнаружено не было. Микрочастицы являются не токсичными для клеток мышиных фибробластов 3Т3, поддерживают высокий уровень адгезии клеток гепатокарциномы человека Hep-G2. Заключение. Разработанная нами методика получения биосовместимых микрочастиц из фиброина шелка в виде волокон без использования токсичных реагентов и значительных временных затрат является перспективной для культивирования клеток и доставки клеток в область повреждения для восстановления тканей и органов.
K. A. Vorobyov, T. O. Skipenko, N. V. Zagorodniy, D. V. Smolentsev, A. R. Zakirova, V. I. Sevastianov
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-133-139

Abstract:
В настоящее время существует множество разных методов хирургического восстановления костной ткани, но все большее развитие получают способы биологической реконструкции, основной целью которых является не только восполнение дефекта, но стимуляция процессов регенерации и восстановления кости как органа. В данной публикации авторы описывают базовые принципы ортобиологии и основные ортобиологические материалы. Приведен клинический случай, где применена комбинация аллогенных костнопластических материалов с аутологичной обогащенной тромбоцитами плазмой для реконструкции полостного дефекта большеберцовой кости.
G. V. Aniskevich, G. A. Sadrieva, V. N. Poptsov, E. A. Spirina, V. I. Orlov, R. Sh. Saitgareev
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-168-172

Abstract:
Представлен клинический случай успешной ортотопической трансплантации сердца по биатриальной методике с перемещением добавочной левой верхней полой вены в правое предсердие. Достигнутый клинический эффект в результате проведенного лечения полностью оправдывает выбранную хирургическую тактику и позволяет рекомендовать предложенную тактику для лечения подобной редкой патологии. Целью данного сообщения является представление собственного опыта трансплантации сердца реципиенту с аномальной левой верхней полой веной. Заключение. Достигнутый клинический эффект в результате проведенного лечения полностью оправдывает выбранную хирургическую тактику и позволяет рекомендовать предложенную тактику для лечения подобной редкой патологии.
M. Yu. Shagidulin, N. A. Onishchenko, Yu. B. Basok, A. M. Grigoriev, A. D. Kirillova, E. A. Nemets, E. A. Volkova, I. M. Iljinsky, N. P. Mozheiko, V. I. Sevastianov, et al.
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-89-97

Abstract:
Цель. Исследовать на экспериментальной модели хронической печеночной недостаточности (ХПН) функциональную эффективность клеточно-инженерной конструкции (КИК) печени на основе тканеспецифического матрикса из фрагментов децеллюляризованной печени крысы, аллогенных клеток печени и мультипотентных мезенхимальных стромальных клеток костного мозга (ММСК КМ). Материалы и методы. При создании КИК печени источниками печени для децеллюляризации и клеток печени были крысы-самцы породы Вистар, ММСК КМ выделяли из костного мозга крыс. Функциональную эффективность КИК исследовали на экспериментальной модели ХПН, получаемой затравкой крыс раствором CCl4. На разных сроках после имплантации результаты оценивали по биохимическим показателям цитолиза, гистохимическими методами анализировали морфологические изменения в печени в контрольной (введение в паренхиму печени физиологического раствора) и экспериментальной (введение в паренхиму печени КИК печени) группах. Результаты. Показано, что имплантация предложенной КИК обеспечивает более быструю нормализацию биохимических показателей крови и структурных нарушений поврежденной печени крыс (к 30 суткам после введения КИК вместо 180 суток в контроле) и снижение летальности животных с 50 до 0%, что обусловлено более ранней активацией процессов пролиферации жизнеспособных клеток печени и более быстрым формированием новых кровеносных сосудов. Наблюдаемые эффекты можно объяснить либо стимулированием внутреннего регенеративного потенциала поврежденной печени при имплантации КИК, либо длительным функционированием пересаженных клеток в составе КИК на основе децеллюляризованного матрикса печени. Заключение. Полученные результаты доказывают наличие функциональной активности КИК печени, имплантируемой в паренхиму печени лабораторным животным с моделью ХПН.
A. N. Shoutko, O. A. Gerasimova, N. V. Marchenko, F. K. Zherebtsov
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-43-51

Abstract:
Исследования регенераторных возможностей тканей доказали восстановление поврежденной печени с помощью стволовых гемопоэтических клеток (СГК), которые способны не только замещать клетки в органе-мишени, но также могут доставлять трофические факторы, поддерживающие эндогенную регенерацию печени. Данных о том, как органопроизводные гуморальные сигналы вовлекают такие морфогенные/трофические клетки в циркуляцию, практически нет. Цель: исследовать роль неинвазивного вибро-механического чрескожного воздействия на печень при циррозе с помощью количественного учета в крови фракции CD133+ гемопоэтических стволовых клеток лимфоидного ряда со специфическим печеночным маркером альфа-фетопротеином (АФП) у больных, ожидающих трансплантацию печени. Методы. Для повышения в крови числа АФП-позитивной части CD133+ стволовых лимфоидных клеток механически активировали цирротическую печень пациента путем чрескожной микровибрации с помощью контактирующих с кожей электромагнитных виброфонов, генерирующих механические импульсы амплитудой 10 мкм и плавно меняющейся частотой от 0,03 Гц до 18 кГц и обратно в течение одного цикла продолжительностью 1 минута. Количество АФП-положительной фракции лимфоцитов в общем содержании CD133+ СГК в лимфоцитах потенциальных реципиентов контролировали методом проточной цитометрии до и во время ежедневного 15-минутного сонирования кожной зоны, соответствующей проекции печени, в течение трех недель, восемью синфазированными виброфонами. Результаты. Звуковое воздействие на зону проекции печени достоверно увеличило количество печеночно-специфических АФП-позитивных CD133+ лимфоцитов крови в 2–3 раза по сравнению с базовыми значениями. Повторное аналогичное сонирование той же зоны после трехнедельного перерыва показало статистически не значимое превышение исходного уровня. При аналогичном воздействии на проекцию позвоночника в контрольной группе больных циррозом печени из листа ожидания феномен увеличения альфа-фетопротеин-позитивных CD133+ лимфоцитов не возникал. Вывод. Механический стресс побуждает орган секретировать специфические гуморальные сигналы, провоцирующие костный мозг производить дополнительные коммитированные к печени стволовые лимфоидные клетки и рекрутировать их в циркуляцию.
D. A. Granov, A. S. Polehin, P. G. Tarazov, I. O. Rutkin, I. I. Tileubergenov, V. V. Borovik
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-52-57

Abstract:
Цель настоящего исследования: изучить собственные результаты ТП у больных ГЦР на фоне ЦП, получавших ХЭПА. Материалы и методы. С января 1998-го по апрель 2020 г. у 229 больных выполнены 245 ОТП, из них у 25 (10,2%) по поводу ГЦР на фоне ЦП. У 9 (36%) больных ТП выполнена без неоадъювантного лечения (группа 1). Группу 2 составили 16 (66%) больных, которым выполнили 49 циклов ХЭПА перед ТП. Под Миланские критерии попадали 10 (62,5%) пациентов, 6 (37,5%) вне их. По классификации BCLC (Barcelona Clinic Liver Cancer) стадии А1–А4 соответствовали 10, стадии В – 6 больных. У 11 (68,5%) из 16 пациентов до начала лечения была выявлена повышенная концентрация уровня АФП в сыворотке крови – от 20 до 2463 (в среднем 493,8) нг/мл. ХЭПА выполняли как классические, с липиодолом и гемостатической губкой, так и с лекарственно насыщаемыми сферами от 1 до 7 (в среднем 3) раз. Во всех случаях использовали доксорубицин. Результаты. Технический успех во 2-й группе составил 100%. Осложнений не было. У трех больных в качестве дополнения выполнили РЧА, у двух – лапароскопическую РЧА- ассистированную атипичную резекцию печени, у одного – последовательные резекцию и РЧА. По критериям m-Recist полный ответ наблюдали у 6 (37,5%), частичный – у 7 (43,75%), стабилизацию – у 3 (18,75%). Динамика АФП была следующей: у 5 из 11 больных с повышенным уровнем удалось достичь референтных значений, их отдаленные результаты сопоставимы с 1-й группой. У 4 отмечено снижение на 13–84%; выявлена прямо пропорциональная зависимость степени снижения АФП и времени до прогрессирования. У 2 отмечен рост концентрации АФП на 42 и 320%, время до прогрессирования составило 3 и 1 мес., оба не прожили 12 мес. В настоящее время живы 9 (56%) из 16 пациентов в сроки от 4 до 156 (в среднем 60,2) мес., из них прогрессирование опухоли наблюдается у 2. Умерли 7 (44%) больных в сроки от 9 до 54 мес. Показатели 1, 3, 5-летней актуариальной выживаемости составили 93, 50, 32%, два пациента прожили более 10 лет. Средняя продолжительность жизни составила 28,0 ± 3,0 мес. Заключение. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что динамика концентрации АФП в сыворотке крови являлась важным прогностическим фактором, влиявшим на отдаленные результаты ТП. Хороший биологический ответ на ХЭПА может являться положительным фактором прогноза, результаты ТП у этих больных сопоставимы с таковыми у пациентов, соответствующих Миланским критериям. Снижение концентрации АФП менее чем на 50% после неоадъювантной ХЭПА являлось неблагоприятным фактором, а ее увеличение – крайне неблагоприятным.
L. A. Safonova, M. M. Bobrova, A. E. Efimov, O. I. Agapova, I. I. Agapov
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-105-114

Abstract:
Целью исследования была разработка методики получения скаффолдов на основе ткани из натурального шелка и изучение их биосовместимости in vitro. Для получения биодеградируемых скаффолдов на основе ткани из натурального шелка предложена обработка тканей из натурального шелка водно-спиртовым раствором хлорида кальция. Методом сканирующей электронной микроскопии выявлены различия в структуре полученных скаффолдов. Полученные скаффолды не являются токсичными для клеток, а также поддерживают адгезию и пролиферацию клеток. Проведенные исследования позволяют рассматривать полученные биодеградируемые скаффолды как перспективные конструкции для тканевой инженерии и регенеративной медицины.
A. N. Ivanov, D. D. Lagutina, T. V. Stepanova
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-123-132

Abstract:
Цель настоящего исследования – изучение особенностей механизмов реализации дистантного стимулирующего действия аутотрансплантации полнослойного кожного лоскута (АТПКЛ) на перфузию микроциркуляторного русла при локальных и системных микроциркуляторных нарушениях. Материалы и методы. Эксперимент проведен на 87 белых крысах-самцах, разделенных на 5 групп: 1) контрольная; 2) животные с локальными нарушениями микроциркуляции, вызванными перерезкой и нейрорафией седалищного нерва; 3) животные с системными нарушениями микроциркуляции, вызванными аллоксановым диабетом; 4) животные, которым вместе с нейрорафией проведена АТПКЛ; 5) животные, которым на фоне аллоксанового диабета проведена АТПКЛ. Микроциркуляцию кожи тыльной поверхности стопы исследовали методом лазерной доплеровской флоуметрии (ЛДФ). В крови животных определяли содержание вазоактивных веществ, включая катехоламины (КА), гистамин и васкулоэндотелиальный фактор роста (VEGF). Проводили морфологическое исследование тканей области аутотрансплантации на 42-е сутки эксперимента. Результаты. АТПКЛ на 42-е сутки эксперимента приводит к нормализации перфузии при локальных и системных нарушениях микроциркуляции. АТПКЛ при повреждении нерва, и в большей степени при аллоксановом диабете, приводит к снижению уровня КА. Под влиянием АТПКЛ концентрация гистамина в крови более выраженно увеличивалась у животных с травмой нерва. У животных с травмой нерва АТПКЛ увеличивала содержание VEGF в крови, чего не отмечалось у крыс с аллоксановым диабетом. Морфология зоны аутотрансплантации характеризовалась дегенеративными изменениями эпидермиса и дермы аутотрансплантата вне зависимости от модели микроциркуляторных нарушений. Зона аутотрансплантата инфильтрируется эозинофилами более выраженно при травме нерва, чем у крыс с аллоксановым диабетом. Заключение. АТПКЛ оказывает дистантное стимулирующее действие на микроциркуляцию, которое проявляется в одинаковом объеме в условиях как локальных, так и системных нарушений микрокровотока. Механизм реализации дистантного стимулирующего действия АТПКЛ на микроциркуляцию многокомпонентный и включает комплекс регуляторных реакций, степень выраженности которых неодинакова в условиях локальных и системных нарушений микрокровотока.
E. A. Tenchurina, M. G. Minina
Russian Journal of Transplantology and Artificial Organs, Volume 22; doi:10.15825/1995-1191-2020-4-27-31

Abstract:
Селекция доноров сердца – важнейший этап, от которого зависит успех трансплантации сердца. Цель исследования – создание модели оценки донорского сердца, основанной на ряде характеристик донора.Материалы и методы. В исследовании использованы данные 650 доноров со смертью головного мозга, у которых были выполнены эксплантации органов в период с 1 января 2012 года по 31 декабря 2017 года. В биноминальной логистической регрессии в качестве зависимой переменной использовался отказ от донорского сердца, в качестве факторных признаков использовались характеристики донора. В регрессионной модели для каждого донорского фактора определена величина ОШ, которая трансформирована в баллы, и сумма баллов каждого из донорских факторов, вошедших в модель, являлась оценкой донорского сердца. Предложенная модель валидизирована на выборке доноров за период с 1 января 2019 года по 31 декабря 2019 года, общим количеством 218. Результаты. В модель включены характеристики доноров – возраст, причина смерти (ЧМТ/ОНМК), ГБ и СД в анамнезе, остановка сердечной деятельности с последующим ее восстановлением, собственная патология и травматические повреждения сердца, а также показатели ЧСС, САД, лактата артериальной крови, потребности в норадреналине непосредственно перед изъятием органов. Основываясь на среднем значении суммы баллов, определены доноры низкого риска (ДНР ≤17 баллов) и доноры высокого риска (ДВР ≥18 баллов). В валидационном пуле доноров удельный вес отказов от сердца среди ДНР составил 4,1% и среди ДВР – 78,6%, р < 0,0001, χ2 Пирсона – 130,9. Заключение. Представленная модель по оценке донорского сердца достаточно точно отражает вероятность использования сердца донора для трансплантации и создает условия для оптимального распределения сердечных трансплантатов, особенно от доноров высокого риска.
Back to Top Top