Refine Search

New Search

Results: 3,816

(searched for: publisher_group_id:15794)
Save to Scifeed
Page of 77
Articles per Page
by
Show export options
  Select all
S. G. Anikin, N. G. Kashevarova, T. A. Korotkova, E. P. Sharapova,
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 58-63; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-58-63

Abstract:
Цель исследования – оценить эффективность, переносимость и безопасность внутрисуставного введения гиалуроновой кислоты (гиалуром) у больных с остеоартритом (ОА) коленных суставов. Пациенты и методы. В 6-месячном проспективном исследовании приняли участие 20 женщин 45–75 лет (61±7 лет) с первичным ОА коленных суставов II (85%) и III (15%) рентгенологических стадий по Kellgren–Lawrence, нуждающихся в приеме нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Длительность заболевания достигала в среднем 6,6±2,4 года. Средний индекс массы тела – 33±5 кг/м2. Проводилось внутрисуставное введение гиалурома, курс составлял 3 инъекции с интервалом в 1 нед, последующее наблюдение осуществлялось на протяжении 6 мес. Все участники завершили исследование. Результаты. У большинства пациентов (75%) эффект развивался в течение первого месяца. Выявлено значимое снижение суммарного индекса WOMAC – через 1 мес в среднем на 29%, через 3 и 6 мес на 27% (р<0,01); боли – через 1 мес на 35%, через 3 мес на 32% и через 6 мес на 36% (р<0,01); скованности – на 37, 38 и 39% (р<0,01); функциональной недостаточности – на 29, 25 и 23% соответственно (р<0,01). Эффект терапии у большинства пациентов (80%) сохранялся на протяжении всего периода наблюдения, к 6-му месяцу только 10% больных продолжали принимать НПВП с прежней частотой, 60% использовали их по требованию, 30% не нуждались в терапии НПВП. За период наблюдения не выявлено нежелательных реакций, связанных с проводимой терапией. Выводы. Гиалуром обладает значимым симптоматическим эффектом и хорошей переносимостью при ОА коленных суставов.
E. V. Igolkina, N. V. Chichasova, G. R. Imametdinova
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 99-105; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-99-105

Abstract:
В статье освещены данные о механизмах действия и эффективности ацеклофенака при хронических воспалительных заболеваниях суставов и позвоночника (ревматоидном артрите, спондилоартритах) и остеоартрите. Показана сопоставимая эффективность ацеклофенака и неселективных нестероидных противовоспалительных препаратов при различных ревматических заболеваниях. На основании результатов рандомизированных контролируемых исследований и метаанализов отмечена высокая безопасность ацеклофенака в отношении желудочно-кишечного тракта, сопоставимая с таковой целекоксиба, в том числе низкий риск развития желудочно-кишечного кровотечения. Поскольку ацеклофенак не оказывает негативного влияния на суставной хрящ и отличается хорошей переносимостью, его можно применять у лиц любого возраста, в том числе длительно, что не отражается на безопасности лечения.
Yu. A. Olyunin, N. Yu. Nikishina
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 121-128; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-121-128

Abstract:
В современной концепции лечения остеоартрита (ОА) можно условно выделить три основных направления: воздействие на прогрессирование деструкции суставов, подавление периферических механизмов возникновения боли и торможение центральных процессов, участвующих в формировании болевых ощущений. Глюкозамин (ГКА) и хондроитина сульфат (ХС) стали первыми средствами, способными сдерживать развитие дегенерации хрящевой ткани. Они применяются в медицинской практике более 40 лет. В ряде клинических исследований получены благоприятные результаты при их назначении больным ОА. Не так давно появился еще один препарат, содержащий аминосахара и ХС, – гидролизат хрящевой ткани морских рыб. В клинических испытаниях он позволял достоверно уменьшать боль, обусловленную ОА. На сегодняшний день основным средством анальгетической терапии ОА считаются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), которые воздействуют на периферические механизмы возникновения боли и широко используются для лечения заболеваний, сопровождающихся хронической болью. Однако в крупном метаанализе, в котором изучали опыт применения НПВП при ОА, было показано, что уменьшение боли на фоне такой терапии составляло в среднем лишь около 10 мм (по визуальной аналоговой шкале 100 мм). Для повышения эффективности терапии ОА также применяются медикаментозные и немедикаментозные средства, воздействующие на центральные механизмы формирования боли при данном заболевании.
N. M. Nikitina, T. A. Romanova,
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 64-71; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-64-71

Abstract:
Больные ревматоидным артритом (РА) имеют повышенный риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. Определение у них суточной артериальной ригидности (АР) как показателя сердечно-сосудистого риска представляет несомненный интерес. Цель исследования – оценить особенности суточной АР у больных РА с наличием и отсутствием артериальной гипертензии (АГ). Пациенты и методы. Cуточное мониторирование АР (СМАР) было проведено 75 женщинам с достоверным диагнозом РА. Больные были разделены на три группы: в 1-ю группу вошли 39 пациенток с РА с АГ, во 2-ю группу – 24 пациентки с РА без АГ, в 3-ю группу – 12 пациенток с РА в сочетании с маскированной АГ. Группу сравнения составили 30 женщин с АГ без РА, группу контроля – 22 практически здоровые женщины, сопоставимые по возрасту и основным клиническим характеристикам с больными РА и пациентками группы сравнения. Параметры СМАР изучали с помощью аппарата BPlab с дополнительным программным обеспечением Vasotens (Россия). Результаты. У всех больных РА выявлено повышение суточных параметров АР по сравнению с лицами контрольной группы, а при наличии АГ эти изменения были еще более выраженными. У больных 1-й группы отмечено увеличение амбулаторного индекса АР по сравнению с больными группы сравнения, более чем у 70% пациенток 2-й группы наблюдалось повышение скорости распространения пульсовой волны в аорте при приведении к артериальному давлению (АД) 100 мм рт. ст. У пациенток 1-й и 2-й групп выявлено повышение индекса аугментации, индекса аугментации, приведенного к частоте сердечных сокращений 75 уд/мин, времени распространения отраженной волны при приведении к АД 100 мм рт. ст., индекса АР в ночные часы. У пациенток с РА установлена взаимосвязь параметров суточной жесткости и основных факторов сердечно-сосудистого риска (АГ, возраст, индекс массы тела, длительность менопаузы), болезнь-специфических факторов риска (продолжительность РА, СОЭ и уровень СРБ), психоэмоционального статуса. Выводы. По данным СМАР, у пациенток с РА выявлено повышение жесткости сосудистой стенки по сравнению с лицами групп сравнения и контроля. Учитывая выраженные изменения АР не только в дневные, но и в ночные часы, для получения более объективных данных о жесткости сосудистой стенки пациенткам с РА целесообразно выполнять суточное мониторирование АР.
A. E. Karateev
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 4-13; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-4-13

Abstract:
Эффективный контроль скелетно-мышечной боли (СМБ) – одна из главных задач медицинской помощи при наиболее распространенных ревматических заболеваниях, таких как остеоартрит (ОА) и неспецифическая боль в спине (НБС). Существенная часть больных (по данным эпидемиологических исследований, около 40–50%) считают назначенное им лечение малоэффективным и не удовлетворены его результатами. Причинами этого являются фенотипическое разнообразие СМБ, индивидуальные особенности ответа на анальгетические препараты и наличие коморбидной патологии (в частности, метаболических нарушений и депрессии). В плацебоконтролируемых исследованиях показано, что монотерапия наиболее популярными препаратами для лечения ОА и НБС (нестероидные противовоспалительные препараты – НПВП, опиоиды, локальные инъекции глюкокортикоидов, дулоксетин и др.) обеспечивает значительное уменьшение боли (>50%) лишь примерно у половины больных. Это определяет необходимость проведения индивидуализированной комплексной терапии, направленной на различные звенья патогенеза боли. Первым этапом лечения СМБ должно быть рациональное применение НПВП. Препаратом выбора может считаться нимесулид, обладающий благоприятным сочетанием эффективности, хорошей переносимости и приемлемой стоимости. Важным элементом лечения хронической СМБ также является использование медленнодействующих противовоспалительных средств, таких как диацереин.
L. V. Vasilyeva, E. F. Evstratova, , N. S. Burdina, N. A. Barsukova
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 77-80; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-77-80

Abstract:
Цель исследования – оценить эффективность различных схем лечения хондроитина сульфатом (ХС) у больных остеоартритом (ОА). Пациенты и методы. В исследование включено 44 пациента обоего пола с ОА коленных суставов в возрасте 48,6±6,4 года. 26 пациентам основной группы проведена «ступенчатая» терапия препаратами, содержащими ХС (хондрогард и структум), в сочетании с магнитолазерной терапией (низкоинтенсивное лазерное излучение – НИЛИ) на пораженные суставы. 18 пациентов группы сравнения получали традиционное лечение нестероидными противовоспалительными препаратами и физиотерапию. Результаты. «Ступенчатая» терапия хондрогардом в комбинации с НИЛИ имеет преимущество перед традиционной схемой лечения, так как характеризуется более выраженным длительным обезболивающим и противовоспалительным эффектом и отсутствием побочных реакций.
E. V. Dovgan
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 129-131; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-129-131

Abstract:
Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) являются одними из наиболее назначаемых лекарственных средств в мире и, как и любое лекарственное средство, могут вызывать развитие нежелательных лекарственных реакций. Поскольку в настоящее время НПВП, относящиеся к группе коксибов, довольно широко применяются в клинической практике, изучению безопасности именно этого класса препаратов уделяется самое пристальное внимание. В статье проанализированы результаты одного из наиболее масштабных исследований, посвященного изучению безопасности НПВП, – PRECISION, целью которого была оценка сердечно-сосудистой безопасности целекоксиба в сравнении с ибупрофеном и напроксеном у пациентов с остеоартритом и ревматоидным артритом.
A. V. Santimov, R. A. Rupp, I. G. Alekseev, N. N. Plutova, E. A. Moskvina, M. K. Kruchina, A. N. Tarasenko, N. E. Sokolova, E. A. Savelyeva, I. Yu. Bogdanov, et al.
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 26-32; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-26-32

Abstract:
Болезнь Кавасаки (БК) – остро протекающий системный васкулит неизвестной этиологии. Примерно у 20–25% не получивших лечения больных развиваются изменения коронарных артерий различной степени тяжести – от бессимптомной дилатации до гигантских аневризм, тромбоза, инфаркта миокарда и внезапной смерти. До настоящего времени официальных данных о заболеваемости БК в России нет. В нашей стране БК недостаточно известна широкому кругу врачей и часто проходит под маской других более распространенных заболеваний. В Санкт-Петербурге после 2010 г. резко возросла выявляемость БК. Цель исследования – проанализировать опыт диагностики и лечения БК в двух крупных стационарах Санкт-Петербурга. Пациенты и методы. В ретроспективное исследование были включены данные о 30 детях (18 мальчиков, 12 девочек), находившихся на стационарном лечении с диагнозом БК в клинике Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета и Детской городской больнице №1 Санкт-Петербурга с января 2011 г. по сентябрь 2016 г. Данные представлены медианой и крайними значениями. Возраст детей составил 2,8 [0,2; 4,6] года, из них 5 (16,7%) пациентов были в возрасте до 1 года. Дети были госпитализированы на 5-е [1; 14] сутки болезни, диагноз БК установлен на 9-й [3; 52] день болезни. Результаты. Сразу после установления диагноза получили аспирин 27 детей (90%). В ранние сроки (до 10-го дня болезни) терапия внутривенным иммуноглобулином (ВВИГ) проводилась у 15 (50%) пациентов, из них 1 получил ВВИГ ранее 5-го дня болезни (на 3-й день), однако без эффекта. На 11–20-й день болезни (сразу после установления диагноза) ВВИГ назначен 10 (33,3%) детям, после чего лихорадка была купирована у всех пациентов. Температура тела нормализовалась на 11-й [6; 23] день. Поражение коронарных артерий при УЗИ выявлено у 13 (43,3%) пациентов. Из 30 находившихся под наблюдением детей у 1 ребенка, заболевшего в возрасте 3 мес и получившего ВВИГ на 30-й день болезни, зафиксирован летальный исход. Выводы. В настоящее время БК продолжает диагностироваться с опозданием. Терапия ВВИГ была эффективной, особенно в случаях своевременного установления диагноза. Необходимо повышение осведомленности клиницистов и врачей ультразвуковой диагностики о БК.
M. S. Eliseev, R. U. Shayakhmetova
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 81-84; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-81-84

Abstract:
Подагра – хроническое заболевание, в случае неэффективной урат-снижающей терапии нередко приводящее к инвалидизации. В статье представлен положительный опыт применения у молодого пациента с хронической тофусной инвалидизирующей подагрой фебуксостата – нового непуринового ингибитора ксантиноксидазы. В результате 12-месячной терапии фебуксостатом в суточной дозе 80 мг было достигнуто практически полное рассасывание подкожных тофусов, наблюдалось длительное отсутствие приступов артрита при стойком сывороточном уровне мочевой кислоты ниже целевого. Это первый опыт успешной замены одного ингибитора ксантиноксидазы на другой, описанный после регистрации фебуксостата в Российской Федерации.
P. A. Kuznetsova, A. L. Maslyanskiy, S. V. Lapin, A. V. Mazing, H. Bang, V. I. Mazurov
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 44-49; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-44-49

Abstract:
Ревматоидный артрит (РА) – наиболее распространенное аутоиммунное ревматическое заболевание (АРЗ), ассоциированное с продукцией широкого спектра антител, определение которых имеет важное диагностическое и прогностическое значение. Проблемы диагностики РА связаны с ограниченной чувствительностью применяемых в настоящее время серологических маркеров. Цель исследования – оценка диагностической информативности аутоантител к различным посттрансляционным модификациям (ПТМ) виментина у пациентов с РА и другими АРЗ. Пациенты и методы. Оценивали встречаемость аутоантител к различным изоформам виментина у 144 пациентов с РА, 36 больных с другими АРЗ (анкилозирующий спондилоартрит и системная склеродермия), а также у 25 пациентов контрольной группы, не страдавших ревматическими заболеваниями. Определяли антитела к различным ПТМ виментина, полученным методами цитруллинирования, карбамилирования/гомоцитруллинирования и ацетилирования. Аутоантитела к цитруллинированному (аnti-citrullinated vimentin peptide, анти-CitVim), карбамилированному (anti-carbamylated vimentin peptide, анти-CarVim) и ацетилированному (аnti-acetylated vimentin peptide, анти-AcVim) виментину классов IgG и IgA оценивали в сыворотке крови с помощью иммуноферментного анализа. Результаты. Как показали результаты исследования, максимальной площадь под характеристической кривой (AUC) оказалась у анти-CitVim IgG и IgA – 0,859 и 0,855 соответственно. Немного меньшая AUC была у анти-CarVim IgG (0,85), анти-AcVim IgG (0,784) и анти-AcVim IgA (0,651). Диагностическая чувствительность и диагностическая специфичность для анти-CitVim IgG составили 66,2 и 96,77%, анти-CitVim IgА – 60,56 и 91,94%, анти-CarVim IgG – 91,55 и 53,23%, анти-AcVim IgG – 63,38 и 93,55% и анти-AcVim IgА – 49,3 и 70,97% соответственно. Позитивность по анти-CitVim, анти-CarVim и анти-AcVim класса IgG, а также анти-CitVim IgA значительно чаще выявлялась у больных РА, чем у пациентов с другими АРЗ и в контрольной группе (p<0,05). Таким образом, выявленные аутоантитела к модифицированным пептидам виментина оказались диагностически полезными серологическими маркерами при РА. Анти-CarVim и анти-AcVim класса IgA могут быть также использованы в диагностике РА у пациентов, серонегативных по ревматоидному фактору и антителам к циклическому цитруллиновому пептиду. Выводы. При установленных значениях верхней границы нормы для анти-CitVim IgG – 20 ед/мл, анти-CitVim IgА – 8,95 ед/мл, анти-CarVim IgG – 6,25 ед/мл, анти-AcVim IgG – 17,1 ед/мл, анти-AcVim класса IgА – 9,85 ед/мл аутоантитела к различным изоформам виментина рекомендуются к применению в качестве дополнительных лабораторных тестов для диагностики РА.
, Array DinuBala, D. DinuBala
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-91-98

Abstract:
The article describes a wide spectrum of biological agents for treatment of Immune-mediated inflammatory rheumatic diseases in clinical practice in EU. Pharmacological classification, main characteristics of anti-TNF agents and biologics with another modes of action, as well as the most important results of clinical trials are provided. Authors focused on the use of biological agents in clinical practice in emerging market regions such as Central and Eastern Europe, particularly in Romania, were disparity due to economic and social factors provides challenges to achieving optimal monitoring and physician’s decision making. Such very important points as an adoption of «treat to target» recommendations to local practice, consensus guidelines on the criteria for biological treatment, patient education initiatives, the development of a national patients registry, are discussed.
D. E. Karateev, V. I. Mazurov, E. V. Zonova, O. B. Nesmeyanova, T. V. Plaksina, D. G. Krechikova, O. V. Reshetko, L. N. Denisov, I. G. Gordeev, T. G. Pokrovskaya, et al.
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 14-25; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-14-25

Abstract:
В статье приведены результаты международных, многоцентровых рандомизированных двойных слепых клинических исследований (КИ) I и III фазы биоаналога инфликсимаба (ИНФ) – BCD-055. Представлены сравнительные данные о фармакокинетике (ФК), эффективности и безопасности BCD-055 и оригинального препарата у пациентов с активным анкилозирующим спондилитом (АС). Цель исследования: КИ I фазы ASART-1 проводилось для доказательства фармакокинетической эквивалентности и равной безопасности препаратов BCD-055 и Ремикейд® (РЕМ), КИ III фазы ASART-2 – для установления не меньшей эффективности и равной безопасности препарата BCD-055 в сравнении с препаратом РЕМ у больных активным АС. Пациенты и методы. Критерии включения и невключения в обоих исследованиях, основные методики обследования, схема применения препаратов были аналогичными. Всего в анализ включенно 199 пациентов. В результате рандомизации (1:1 в ASART-1, 2:1 в ASART-2) пациенты были распределены на две группы и получали BCD-055 или оригинальный препарат в дозе 5 мг/кг на 0–2–6-й неделе, затем каждую 8-ю неделю. Первичной конечной точкой для оценки ФК были: площадь под кривой «концентрация – время» до достижения равновесного состояния (AUC(0-tau)), максимальная концентрация ИНФ в равновесном состоянии (Cmax,ss). Эффективность оценивалась по достижению критерия ASAS20 на 30-й неделе. Безопасность препаратов определяли по общей частоте случаев развития серьезных нежелательных явлений (СНЯ) и нежелательных явлений (НЯ), частоте случаев НЯ 3–4-й степени токсичности, случаев досрочного прекращения участия в исследовании по причине развития НЯ и СНЯ. Результаты. В анализ ФК (ASART-1) был включен 81 пациент, в анализ эффективности и безопасности (ASART-2) – 199. Значения AUC(0-tau) составляли 25 420 996,25±11 635 015,74 (нг/мл) ⋅ ч для BCD-055 и 26 114 705,71±121 02 376,9 (нг/мл) ⋅ ч для оригинального ИНФ (p>0,05). Cmax,ss после введения BCD-055/РЕМ равнялась 122 752 [99 401–151 553] и 119 844 [98 120–132 772] нг/мл соответственно (p>0,05). ASAS20 на 30-й неделе достигли 81,30 и 67,74% пациентов в группе BCD-055 и РЕМ соответственно (р=0,061). При анализе дополнительных конечных точек (индексы BASDAI, BASMI, BASFI, MASES, показатели качества жизни, экскурсия грудной клетки, счет патологически измененных суставов) достоверных различий в эффективности между группами биоаналога и оригинального препарата не выявлено. На протяжении исследования какие-либо НЯ зарегистрированы у 48,48 и 58,21% пациентов в группах BCD-055 и РЕМ соответственно. Инфузионная реакция развилась у 1 (0,76%) пациента в группе BCD-055 и у 1 (1,49%) в группе препарата сравнения (р=1,000). Выводы. Параметры ФК были эквивалентны для BCD-055 и оригинального ИНФ, препарат BCD-055 характеризовался не меньшей эффективностью и равной безопасностью по сравнению с оригинальным ИНФ при применении у пациентов с АС.
, A. E. Karateev
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 112-120; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-112-120

Abstract:
Лечение хронической боли в спине (ХБС) – сложная терапевтическая задача. Гетерогенность патологии, различные фенотипы боли, наличие коморбидных заболеваний и индивидуальная чувствительность к лекарственным препаратам требуют использования широкого спектра обезболивающих средств с разным механизмом действия. В настоящем обзоре кратко рассмотрена доказательная база основных фармакологических групп, которые применяются для лечения ХБС в реальной клинической практике или проходят клинические испытания: нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), глюкокортикоиды, ингибиторы фактора некроза опухоли (ФНО) α, ингибиторы фактора роста нервов, опиоиды, антидепрессанты и миорелаксанты, а также антибиотикотерапия. Показано, что в настоящее время даже в перспективе не существует лекарств, применение которых способно полностью решить проблему ХБС. Лечение целесообразно начинать с НПВП. Хотя их эффективность при ХБС относительно невысока, тем не менее использование НПВП позволяет добиться определенного уменьшения боли и создать условия для успешного применения других классов препаратов и немедикаментозных методов. Рассмотрены достоинства нимесулида, который может считаться препаратом первой линии среди НПВП по соотношению эффективности, относительной безопасности и доступности.
E. B. Komarova, B. A. Rebrov, A. K. Knyazeva
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 72-76; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-72-76

Abstract:
Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ) обладают противовоспалительными, антипролиферативными свойствами и могут влиять на процессы ангиогенеза через снижение эффектов ангиотензина II (АТІІ). Применение иАПФ в комплексной терапии ревматоидного артрита (РА) может быть эффективно и для контроля активности заболевания, и для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний. Цель исследования – оценка эффективности иАПФ в комплексной терапии РА. Пациенты и методы. Обследовано 84 больных РА с наличием эндотелиальной дисфункции, средний возраст – 40,12±10,2 года, средняя длительность РА – 4,22±3,43 года. У всех пациентов содержание АТІІ в крови составляло 9 пг/мл. С помощью иммуноферментного анализа определяли уровень фактора некроза опухоли α (ФНОα; «Вектор-Бест», Россия), молекул межклеточной адгезии (ICAM-1; Diaclone, Франция), сосудистого эндотелиального фактора роста (VEGF) и АТII (Diagnostic, Канада). Для оценки васкуляризации синовиальной оболочки (СО) выполняли УЗИ суставов кисти с допплером на аппарате ESAOTE MyLAB 40. Пациенты были разделены на две группы. В 1-ю группу вошли 43 пациента, которым была назначена стандартная терапия РА, согласно протоколам лечения ревматических заболеваний, во 2-ю группу – 41 пациент, получавший стандартную терапию с добавлением иАПФ 2,5–5 мг/сут. Результаты. Применение иАПФ в комплексной терапии больных РА в течение 12 мес приводило к улучшению показателей эндотелиальной регуляции сосудистого тонуса, снижению концентрации ICAM-1 в крови, уменьшению интенсивности ангиогенеза в СО и уровня VEGF в крови на 39%, более существенному снижению уровня СРБ, ФНОα и индекса активности DAS28 на 1,2 балла по сравнению с таковыми на фоне стандартной терапии.
, N. G. Kashevarova, E. A. Taskina, E. P. Sharapova, S. G. Anikin, T. A. Korotkova, E. A. Strebkova
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 50-57; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-50-57

Abstract:
Диацереин (Д) относится к медленно действующим симптоматическим средствам, обладает оригинальным механизмом действия и широко используется в России и многих странах мира для базисной медикаментозной терапии остеоартрита (ОА). Способность препарата влиять на основные симптомы и прогрессирование ОА показана в ряде хорошо организованных клинических исследований. Цель – оценить эффективность и безопасность Д у пациентов с ОА коленных суставов. Пациенты и методы. В рамках многоцентровой программы «Остеоартроз: оценка прогрессирования в реальной клинической практике» проведено открытое исследование, посвященное оценке эффективности и безопасности Д (диафлекс) у пациентов с ОА коленных суставов. В исследование включено 80 больных обоего пола с ОА коленных суставов II–III стадии, средний возраст – 60,8±6,8 года (от 47 до 75 лет), средний индекс массы тела – 31,8±5,9 кг/м2, длительность болезни – 10,3±5,7 года (от 2 до 30 лет). Продолжительность исследования – 9 мес (6 мес терапии и 3 мес наблюдения). Результаты. Статистически значимое уменьшение боли при ходьбе по визуальной аналоговой шкале отмечено уже через 1 мес после начала терапии (57,1±9,7 и 44,7±13,9 мм; р<0,0001), дальнейшее достоверное улучшение наблюдалось на протяжении всей 6-месячной терапии. При отмене препарата (период наблюдения – 3 мес) боль не нарастала. Такая же закономерность выявлялась и при оценке индекса WOMAC (боль в начале терапии – 243,8±73,9, в конце – 137,5±78,9; скованность – 97,8±41,1 и 57,7±38,6; функциональная недостаточность – 875,8±250,4 и 525±305,7 соответственно; p<0,0001). Улучшение качества жизни по EQ-5D (статистически значимое) отмечалось на протяжении всего периода наблюдения: в начале терапии – 0,43±0,23, в конце – 0,61±0,14 и через 3 мес после окончания лечения – 0,63±0,11 (р<0,0001). К моменту завершения терапии 71,3% больных полностью отказались от приема нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Оценка эффективности лечения пациентом и врачом была идентичной. К концу терапии улучшение наблюдалось у 87,5% больных. Нежелательные реакции (НР) зарегистрированы у 10 (12,5%) пациентов и в основном были связаны с учащением стула; НР не стали причиной прерывания терапии или отклонений от протокола. Выводы. Диафлекс обладает хорошим симптоматическим и противовоспалительным эффектом: на фоне терапии статистически значимо уменьшаются боль, скованность, потребность в НПВП, улучшаются качество жизни и функция суставов. Препарат обладает хорошим профилем безопасности и эффектом последействия, который наблюдается как минимум в течение 3 мес после отмены терапии.
N. V. Chichasova
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 106-111; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-106-111

Abstract:
В статье обсуждается возможность достижения эффекта различных генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП) у пациентов с активным ревматоидным артритом (РА) при неадекватном ответе на терапию ингибиторами фактора некроза опухоли α (иФНОα). Представлены данные об эффективности у данной группы больных ГИБП с другим механизмом действия (абатацепт, тоцилизумаб, ритуксимаб) и сопоставимой с ними эффективности голимумаба (ГЛМ). Показано, что эффект терапии ГЛМ не зависит от причин отмены предшествующего иФНОα (неэффективность, нежелательные явления и др.). Сделан вывод об эффективности ГЛМ при предшествующем неудачном лечении одним или двумя иФНОα.
S. O. Salugina, E. A. Kamenets, E. S. Fedorov, E. Yu. Zakharova, M. I. Kaleda
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 33-43; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-33-43

Abstract:
Аутовоспалительные заболевания (АВЗ) интенсивно изучаются. Большое значение для диагностики АВЗ имеет молекулярно-генетическое тестирование пациентов, поскольку основой развития АВЗ являются патологические мутации, обусловливающие нарушения в системе врожденного (антиген-неспецифического) иммунитета и развитие воспаления. Это касается и пациентов с системным ювенильным артритом (СЮА), который в последние годы отнесен к группе АВЗ ввиду большой схожести симптоматики. В связи с этим вполне обоснованным стало предположение, что у ряда пациентов под маской СЮА скрываются моногенные АВЗ. Известно более 25 генов, мутации в которых приводят к развитию АВЗ, наиболее распространенными и хорошо изученными являются гены NLRP3, TNFRSF1A и MVK. Эти гены вызывают развитие основных моногенных АВЗ: криопирин-ассоциированных периодических синдромов (Сryopyrin-аssociated рeriodic syndromes, CAPS), периодического синдрома, ассоциированного с мутацией гена рецептора фактора некроза опухоли (TNF-receptor-associated periodic syndrome, TRAPS) и синдрома гипериммуноглобулинемии Д/ дефицита мевалонат-киназы (Hyper-immunoglobulinemia D-syndrome, HIDS). Цель исследования – с помощью молекулярно-генетического тестирования выявить пациентов с моногенными АВЗ среди больных с лихорадкой, артралгиями и другими проявлениями системного воспалительного ответа, в том числе среди пациентов с СЮА. Пациенты и методы. В 2012–2016 гг. в рамках скринингового обследования 184 больным (94 женского, 90 мужского пола) было выполнено молекулярно-генетическое тестирование на мутации в генах NLRP3, MVK и TNFRSF1A. В исследование включено 117 пациентов с подозрением на АВЗ (1-я группа) и 67 больных СЮА (2-я группа). Критериями включения служили наличие периодической или персистирующей лихорадки, клинических проявлений системной воспалительной реакции (кожные высыпания, артралгии/артрит, лимфаденопатия, гепатолиенальный синдром, серозит и др.), острофазовых маркеров при исключении инфекционных, онкогематологических и аутоиммунных причин. Диагноз СЮА устанавливали на основании критериев ILAR (2001). Возраст больных варьировал от 6 мес до 60 лет (М – 9,0 лет [5; 15]), длительность заболевания – от 2 мес до 54 лет (М – 3,0 года [1,0; 8,5]). Для выявления семейной агрегации генетические тесты были выполнены также 18 родственникам пациентов с генетически подтвержденными АВЗ. Молекулярно-генетический анализ осуществляли в лаборатории наследственных болезней обмена веществ ФГБНУ «Медико-генетический научный центр», Москва. Результаты. У 43 (23,4%) обследованных выявлены 15 вариантов патогенных мутаций в изучаемых генах: у 31 (16,8%) больного – в NLRP3, у 10 (5,4%) – в TNFRSF1A (в гетерозиготном состоянии) и у 2 (1,1%) – в MVK (в компаунд-гетерозиготном состоянии). В группе АВЗ мутации обнаружены у 31 (26,5%) пациента: у 24 (20,5%) – в NLRP3, у 1 (0,9%) – в MVK, у 6 (5,1%) – в TNFRSF1A. В группе CЮА мутации имелись у 12 (17,9%) больных: у 7 (10,4%) – в NLRP3, у 1 (1,5%) – в MVK и у 4 (5,9%) – в TNFRSF1A. Наиболее частыми мутациями в гене NLRP3 были миссенс-замена c. 1049C>T (p.T350M), выявленная у 7 (25,9%) пациентов, а также мутация низкой пенетрантности с. 2113C>A (р.Q705K), обнаруженная у 13 (28,3%) пациентов. В результате обследования были установлены генетические диагнозы: CAPS – у 19 (10,3%) пациентов, TRAPS – у 9 (4,9%), HIDS – у 2 (1,1%). В 1-й группе: CAPS определен у 17 (14,5%) больных, из них у 15 имелся синдром Макла–Уэллса (Muckle–Wells syndromе, MWS) и у 2 – CINCA/NOMID (Сhronic infantile neurologic, cutaneus articular syndrome – CINCA; Neonatal onset multisystem inflammatory disorder – NOMID); TRAPS – у 6 (5,1%), HIDS – у 1 (0,9%); во 2-й группе: CAPS (MWS) установлен у 2 (2,9%) больных, TRAPS – у 3 (4,5%), HIDS – у 1 (1,5%). Из 18 родственников больных у 11 выявлены мутации и у 7 диагностированы АВЗ (у 4 – CAPS, у 3 – TRAPS). Выводы. Среди пациентов, имеющих воспалительный фенотип, в том числе проявления СЮА, почти четверть страдают моногенными АВЗ. Половине из них проведена терапия ингибитором интерлейкина 1 канакинумабом с выраженным положительным эффектом. Интерпретация диагностической значимости низкопенетрантных мутаций затруднена и требует индивидуального подхода. У негативных по мутациям пациентов диагноз АВЗ нужно устанавливать с большой осторожностью, при этом необходимы наличие клинико-лабораторных критериев заболевания, тщательная оценка данных анамнеза, особенно семейного. Решение о назначении таким больным дорогостоящей пожизненной таргетной терапии должно быть хорошо обоснованным.
S. K. Solovyev, , D. E. Karateev, E. L. Luchikhina, Ya. A. Sigidin, E. A. Aseeva, A. V. Elonakov, E. L. Nasonov
Published: 1 January 2017
Modern Rheumatology Journal, Volume 11, pp 85-90; https://doi.org/10.14412/1996-7012-2017-3-85-90

Abstract:
Интерлейкин 6 (ИЛ6) – один из основных провоспалительных цитокинов, который, взаимодействуя с гепатоцитами, индуцирует синтез широкого спектра белков острой фазы воспаления. ИЛ6 играет важную роль в развитии и прогрессировании системной красной волчанки (СКВ), принимает участие в дифференцировке CD4/CD8 T-лимфоцитов, Т-регуляторных клеток, продукции аутоантител В-лимфоцитами, повышает выживаемость плазмобластов. Тоцилизумаб (ТЦЗ) представляет собой гуманизированное антитело к рецепторам ИЛ6, которое нейтрализует плейотропные эффекты цитокина. Применение этого препарата при СКВ может обладать приемлемой эффективностью при высокой воспалительной активности, сопровождающейся лихорадкой, полиартритом, полисерозитом, поражением кожи и гемолитической анемией. Нами продемонстрировано успешное применение ТЦЗ у пациентки с достоверным диагнозом СКВ высокой степени активности (SLEDAI-2K-11). Назначение препарата обосновывалось превалированием суставно-мышечной, конституциональной (лихорадка) патологии, высоким уровнем иммунологической активности (антитела к ДНК – 150 Ед/мл, антинуклеарный фактор – 1/1280 h, СРБ – 88). Благодаря такой терапии удалось достигнуть полного купирования лихорадки ко 2-му дню после первой инфузии ТЦЗ, уменьшения, а в последующем и полного купирования артритов, нормализации лабораторных показателей крови. ТЦЗ имеет удовлетворительный профиль безопасности и может рассматриваться как альтернативный метод терапии СКВ при недостаточном эффекте глюкокортикоидов, цитостатиков и ритуксимаба.
Anastasia Avdeeva, , , D. T. Dyikanov, Array Л. Насонов
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-360-367

Abstract:
Objective: to analyze the impact of methotrexate (MTX) therapy on percentage and absolute content of FoxP3+ regulatory T lymphocytes (Treg) in the peripheral blood of patients with early rheumatoid arthritis (RA) who had not previously received MTX.Subjects and methods. The investigation included 45 patients with early RA (2010 ACR/EULAR criteria) who had not previously received MTX, including 39 women; median age was 52.0 [32.5; 57.5] years; disease duration, 5 [4; 6] months, DAS28, 5.01 [4.18; 5.8]; 71.1% of the patients were positive for rheumatoid factor and 88.9% – for anticyclic citrullinated peptide antibodies. As the first disease-modifying antirheumatic drug, all the patients were assigned to receive subcutaneous MTX at an initial dose of 10 mg/week with its rapid escalation up to 20–25 mg/week. The percentage and absolute count of Treg (FoxP3+CD25+; CD152+surface; CD152+intracellular; FoxP3+CD127-; CD25+CD127-; FoxP3+ICOS+; FoxP3+CD154+; and FoxP3+CD274+) were measured by immunofluorescence staining and multicolor flow cytometry.Results and discussion. At 24 weeks after starting the therapy, median DAS28, SDAI, and CDAI were 3.1 [2.7; 3.62], 7.4 [4.2; 11.4], and 7.0 [4.0; 11.0], respectively; DAS28 and SDAI remission/low disease activity was reached by 22 (56.4%) and 25 (64.1%) patients, respectively; 4 (10.3%) patients had no MTX treatment effect according to the EULAR criteria. After a 6-month course of MTX therapy, the whole group had increases in the percentage of CD4+cells (from 45.0 [38.0; 49.2] to 46.8 [39.9; 53.2]%) and in the percentage and absolute number of CD152+surface from 0.65 [0.22; 1.67] to 2.07 [1.11; 3.81]% and from 0.0002 [0.0001; 0.0008]•109 to 0.0007 [0.0004; 0.002]•109, and a moderate decrease in the percentage and absolute content of FoxP3+ICOS+ cells from 5.3 [2.1; 11.3] to 4.07 [1.6;6.6]% and from 0.002 [0.001-0.006]•109 to 0.0015 [0.0006-0.003]•109 (p<0.05 in all cases).Conclusion. The use of MTX in early RA is accompanied by an increase in the proportion and number of Treg with a high level of activation markers, which may indicate their enhanced suppressor activity that is more pronounced among the patients who have achieved remission/low disease activity during the treatment.
, Array И. Мазуров, Array М. Лила, Array Ф. Эрдес, , Array Л. Верткин, S. K. Zyranov, Array И. Дубиков, Array Ю. Фролов, O. V. Obukhova
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-457-459

Array Л. Насонов
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-409-419

Abstract:
Rheumatoid arthritis (RA) is a chronic immunoinflammatory (autoimmune) disease manifested by progressive joint destruction, systemic inflammation of the internal organs, and a wide range of comorbidities associated with chronic inflammation and frequently with adverse drug reactions. However, despite the major advances in the early diagnosis and treatment of RA, which have led to the radical improvement of prognosis in many patients, the problem of pharmacotherapy for RA is far from being solved. This is determined by a lack of sensitive and specific diagnostic and prognostic biomarkers in the early stage of the disease and, most importantly, by the heterogeneity of immunopathogenesis mechanisms in both at the onset of RA and during its progression, which make the personalization of therapy difficult in the patients. Selective block of inflammatory mediators with innovative medicines is frequently associated with primary inefficiency, secondary drug resistance, the development of generalized immunosuppression, the paradoxical activation of an autoimmune process, and the aggravation of comorbidities. At the same time, it is difficult to search for new RA pharmacotherapy targets since the nature of immunopathological disorders in patients can be substantially different from the inflammatory process that takes place when simulating arthritis in laboratory animals. The paper discusses the novel drugs that are used in rheumatology to treat RA or tested in different phases of preclinical or clinical trials, such as tumor necrosis factor-α inhibitors, interleukin-6 (IL-6), IL-17, anti-B cell therapy, bispecific antibodies, blockers of JAK (and other signaling molecules), bioelectronic vagus nerve activation, dendritic cell-based immunotherapy, and other therapies, as well as approaches to secondary prevention of RA in patients with undifferentiated arthritis and clinically suspect arthralgia, who are at high risk for RA. Decoding the mechanisms underlying the pathogenesis of RA and a chronic inflammatory process as a whole has created preconditions for the design of novel medications for the prevention and treatment of this disease, the introduction of which into clinical practice should lead to a radical improvement of prognosis in this disease.
O. V. Zhelyabina, Array С. Елисеев
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-436-445

Abstract:
The paper reviews the most important works devoted to the study of the impact of individual foods and food components on the risk of gout, its clinical manifestations and the level of uricemia. It considers some mechanisms probably underlying the impact of dietary patterns on the level of uricemia. It is shown that the available data on possible alterations in the diet with their proper application can considerably affect both the incidence of gout and the course of the current disease.
, Array В. Коротаева
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-429-435

Abstract:
Psoriasis (Ps) is a chronic systemic disease that affects the skin. Investigation could reveal the high prevalence of nonalcoholic fatty liver disease (NAFLD) in patients with Ps compared with the general population, especially in those who have moderate to severe Ps with a high Ps area severity index (PASI). Similar pathogenic processes play a definite role in this relationship. The most likely causes are recognized to be insulin resistance and elevated levels of proinflammatory cytokines. According to recent evidence, the prevalence of NAFLD and metabolic syndrome in patients with Ps is higher than that in the general population. In addition, patients with NAFLD and Ps are at higher risk of severe liver fibrosis than those with NAFLD without Ps. Therapy for this condition certainly needs not only to modify traditional risk factors, but also to reliably suppress inflammation. Obesity and NAFLD have a negative impact on the results of treatment in patients with psoriatic arthritis with biological agents.
, M. A. Sokhova, , Array С. Новикова, , Array О. Корсакова, Array В. Волков
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-376-381

Abstract:
Objective: to determine the level of the N-terminal fragment of brain natriuretic peptide progenitor (NT-proBNP) in patients with systemic lupus erythematous (SLE) prior to immunosuppressive therapy and its possible association with inflammatory markers, traditional risk factors (TRFs) for cardiovascular diseases (CVD), and transthoracic echocardiographic (EchoCG) parameters.Subjects and methods. The investigation enrolled 28 SLE patients fulfilled the 1997 ACR criteria, including 23 (82%) women (median age, 28.5 [25.0; 32.0] years), who had no clinical signs of CVD and received no immunosuppressive therapy. A control group consisted of 27 age-and sex-matched healthy donors. Disease activity was assessed by SLEDAI-2K; irreversible damages were measured using SLICC. The median duration of SLE was 21.0 [5.0; 60.0] months, the scores of SLEDAI-2K and SLICC/DI were 11 [8; 19] and 0 [0; 0], respectively. The investigators estimated the concentration of Creactive protein (CRP), interleukin-6 (IL-6), and tumor necrosis factor-α (TNF-α), carried out EchoCG, and assessed TRFs. The serum concentration of NT-proBNP was determined by electrochemiluminescence (Roche Diagnostics, Switzerland). The normal range for NT-proBNP was ≤125.0 pg/ml. Results and discussion. The patients with SLE had elevated levels of NT-proBNP compared with the controls: 160.7 [88.6; 335.4] and 55.2 [36.6; 70.3] pg/ml, respectively (p < 0.001). The patients were divided into two groups: 1) 18 (64%) patients had a NT-proBNP concentration of > 125.0 pg/ml; 2) 10 (36%) patients had no more than this level. As compared with Group 2, Group 1 had the elevated values of IgG anti-cardiolipin (aCL) antibodies (p < 0.01), creatinine (p < 0.05), left ventricular (LV) end-systolic dimension (ESD) (p < 0.05) and decreases in LV ejection fraction (EF) (p < 0.01), glomerular filtration rate (GFR) (p < 0.05), and concentration of anti-Ro antibodies (p < 0.05). In all the patients (n = 5 (18%)) with LV diastolic dysfunction (DD), the NT-proBNP level was much higher than normal; its median was 799.2 [276.6; 1777.0] pg/ml, but no statistically significant differences were found in the frequency of LV DD between the groups (p = 0.066). In the patients with SLE, the NT-proBNP level correlated positively with that of creatinine (r = 0.480; p < 0.01), uric acid (r = 0.427; p < 0.05), IgG aCL (r = 0.710; p < 0.001), anti-double-stranded DNA (anti-dsDNA) antibodies (r = 0.395; p < 0.05), antinuclear antibodies (ANA) (r = 0.256; p < 0.05), LV ESD (r = 0.442; p < 0.05), pulmonary artery systolic pressure (r = 0.486; p < 0.05) and negatively with hemoglobin level (r = -0.493; p < 0.01), C4 complement component (r = -0.475; p < 0.05), GFR (r = -0.58; p < 0.01), and EF (r = -0.505; p < 0.01). The level of NT-proBNP was ascertained to be unassociated with the clinical manifestations of SLE (skin, mucosae, kidneys, nervous system damage, as well as arthritis, serositis, and hematological disorders) and markers of inflammation (CRP, IL-6, TNF-α).Conclusion. The NT-proBNP concentration in the patients with SLE was significantly higher than in the control group (p < 0.001), more than 60% of the untreated SLE patients had elevated NT-proBNP values (>125.0 pg/ml). The higher level of NT-proBNP is associated with the immunological parameters of SLE activity (elevated values of IgG aCL, anti-dsDNA, and ANA as well as C4 hypocomplementemia) and with the markers that reflect deterioration in renal and myocardial functions. There was no relationship of NT-proBNP levels to the clinical manifestations of SLE and the markers of inflammation (CRP, IL-6, and TNF-α) and TRFs.
Array А. Борисова, , Array А. Сигидин, E. L. Luchikhina, , , , Array В. Черкасова, Array С. Аронова, Svetlana Glukhova, et al.
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-368-375

Abstract:
Objective: to estimate changes in the cytokine profile in patients receiving abatacept (ABC).Subjects and methods. The investigation enrolled 44 patients with rheumatoid arthritis (RA) who had been unsuccessfully treated with disease-modifying antirheumatic drugs and biological agents. A control group included 16 healthy donors. The majority of patients were women who were positive for rheumatoid factor (RF) (80%) and antibodies to cyclic citrullinated peptide (ACCP) (79.5%); the mean age was 49.6±13.9 years; the median disease duration was 2 [1.4; 3] years with high RA activity (mean DAS28, 5.2±0.8). The serum concentrations of interleukin (IL) 1β, IL-6, IL-17AF, tumor necrosis factor-α (TNF-α), VEGF-A, IP-10, and YKL-40 were measured by enzyme immunoassay before and 6 months after ABC therapy. Disease activity was assessed using DAS28 every 3 months. ABC was infused intravenously according to the standard regimen.Results and discussion. The patients with RA as compared with the control group had significantly elevated levels of IL-6 (2.4 [1.1; 6.4] and 0.7 [0.62; 1.0] pg/ml; p=0.0002), YKL-40 (97 [68.4; 97.9] and 64 [52.4; 107.5] pg/ml; p=0.03), IP-10 (21 [12.9; 49.8] and 14 [9.2; 15.2] pg/ml, respectively; p=0.005). ABC caused a significant decrease in RA activity after 3 months of therapy (p<0.05). Following 6 months, 86% of the patients achieved good and moderate EULAR responses; low RA activity according to DAS28 was recorded in 52%. ABC induced significant decreases in the concentrations of IL-6 to 1.29 [0.9; 2.2] pg/ml (p=0.0006) and IP-10 to 14 [7.5; 28] pg/ml (p=0.007) after 6 months of therapy. A similar trend was observed when assessing changes in the concentration of matrix metalloproteinase 3 (MMP-3), which reduced from 30.1 [13; 82] to 10 [7.4; 55] pg/ml (p=0.0003), and in that of RF, which declined from 218 [9.6; 187] to 159 [9.7; 155] pg/ml (p=0.02). The lower levels of IL-6 (r=0.5) and IP-10 (r=0.32) significantly correlated with a decrease in DAS28 (p<0.05). There was a trend towards a more pronounced reduction in disease activity in patients positive for ACCP and antibodies to modified citrullinated vimentine (AMCV). The percentage of non-responders to therapy in the ACCP- and AMCV-negative groups was nearly twice as high as in those who were positive for these antibodies (27.2 and 16%; 26.7 and 14.8%, respectively), but these differences failed to reach significance. However, after 6-month of follow-up, the percentage of non-respondents in the AMCV-negative group was significantly higher than in the AMCV-positive group (20% and 0%, respectively; p=0.03). The patients who did not respond to ABC therapy had higher baseline levels of IL-6 (p=0.03) and YKL-40 (p=0.02). Conclusion. ABC therapy results in a substantial reduction in the concentration of the proinflammatory cytokines IL-6 and IP-10, as well as MMP-3 and RF. The lower levels of IL-6 and IP-10 significantly correlated with a decrease in RA activity. There was a tendency towards a more pronounced reduction of disease activity in ACCP- and AMCV-positive patients. The high baseline levels of IL-6 and YKL-40 and the absence of AMCV may suggest that ABC therapy can be ineffective.
, Array И. Мазуров, Array В. Зонова, L. A. Knyazeva, Array М. Марусенко, O. B. Nesmeyanova, Array В. Плаксина, Array С. Шаповалова, Array П. Иливанова, Array Г. Кречикова, et al.
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-351-359

Abstract:
The Russian biotechnological company «BIOCAD» has designed a chimeric monoclonal antibody against CD20 (BCD-020, Acellbia®) that is a biosimilar of rituximab (RTM; MabThera®, F. Hoffmann-La Roche Ltd., Switzerland). In recent years, there has been evidence that RTM can be used at lower doses than those given in the standard recommendations and instructions for the use of this drug. This serves as the basis for the BCD-020-4/ALTERRA (ALTErnative Rituximab regimen in Rheumatoid Arthritis) trial, the objective of which was to investigate the efficiency and safety of using Acellbia® (at a dose of 600 mg twice at a 2-week interval) as the first biological agent (BA) for methotrexate (MTX)-resistant active rheumatoid arthritis (RA). The investigation enrolled 159 patients aged 18 to 80 years with active RA. After 24 weeks 65.7 and 29.4% of patients achieved 20% improvement by the American College of Rheumatology (ACR) criteria in the Acellbia® + MTX and placebo (PL) + MTX groups, respectively (p
, Array Н. Кузьмина, L. G. Medyntseva
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-403-408

Abstract:
The program for the prevention of acute rheumatic fever (ARF) and recurrent attacks of the disease includes primary and secondary prevention. The basis for the primary prevention of ARF are activities aimed at increasing the level of the body’s innate immunity and adaptive responses to adverse environmental conditions, as well as the timely diagnosis and adequate antimicrobial therapy of group A streptococcus throat infections, such as sore throat and pharyngitis. Secondary prevention aims to prevent recurrent attacks and disease progression in individuals who have experienced ARF and provides regular twenty-four-hour administration of long-acting penicillin (benzathine benzylpenicillin)
Yu. V. Muravyev
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-449-451

Abstract:
The paper discusses whether patients' spontaneous reporting on adverse drug reactions is appropriate and possible.
Anton Abramkin, , , Array Ф. Серавина, O. B. Kovalevskaya, Array Л. Насонов
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-393-402

Abstract:
Mental disorders (MDs) of the anxiety-depressive spectrum (ADS) and cognitive impairment (CI) are characteristic of the majority of patients with rheumatoid arthritis (RA); however, the effects of disease-modifying antirheumatic drugs (DMARDs), biological agents (BAs), and their combinations with psychopharmacological drugs (PPDs) on these abnormalities have been insufficiently studied. Objective: to investigate trends in the incidence of MDs in RA patients receiving different treatment regimens.Subjects and methods. The investigation included 128 RA patients (13% men and 87% women) who fulfilled the 1987 American College of Rheumatology criteria; their mean age was 47.4±0.9 years; the median duration of RA was 96 [48; 228] months. RA activity was found to be high, moderate, and low in 48, 56, and 24 patients, respectively. DAS28 averaged 5.34±0.17. 80% of the patients received DMARDs. MDs were diagnosed based on ICD-10 coding, by using a semi-structured interview and scales, such as the Hospital Anxiety and Depression Scale, the Hamilton Anxiety Scale, and the Montgomery-Asberg Depression Rating Scale. Clinical and psychological procedures were used to diagnose CI. At the study inclusion stage, ADS disorders were detected in 123 (96.1%) patients; CI was found in 88 (68.7%). Forty-one (32.1%) patients were diagnosed with major depression (an obvious or moderate depressive episode), 53 (41.4%) patients had minor depression (a mild depressive episode and dysthymia), and 29 (22.6%) had anxiety disorders (ADs) (adjustment disorders with anxiety symptoms, as well as generalized anxiety disorder). The dynamics of MDs was estimated in 112 (87.5%) of the 128 patients and in 83 (64.8%) at one- and five-year follow-ups, respectively. The following groups were identified according to the performed therapy: 1) synthetic DMARDs (n = 39); 2) synthetic DMARDs + PPDs (n = 43); 3) BAs + DMARDs (n = 32); 4) BAs + DMARDs + PPDs (n = 9).Results and discussion. In Group 1, the frequency of major depression increased insignificantly from 25% to 32.2 and 33.3% (p = 0.36) at one- and five-year follow-ups, respectively; that of minor depression decreased from 51% to 48.4 (p = 0.5) and 50% (p = 0.6) respectively; the number of patients with ADs declined significantly from 24% to 3.2 (p = 0.018) and 4.2% (p = 0.021), respectively. The frequency of CI rose from 63.5% to 64.5 and 81.8%, respectively (p = 0.12). In Group 2, the frequency of major depression decreased from 43 to 19% (p = 0.049) at one-year follow-up; and none of the patients was found to have ADS disorders at five-year follow-up (p < 0.001); the frequency of minor depression dropped from 38% to 23.8 and 7.1% at one-year (p = 0.35) and five-year (p = 0.002) follow-ups, respectively; the frequency of ADs fell from 19% to 4.8 (p = 0.044) and 0% (p = 0.012), respectively. The frequency of CI decreased insignificantly from 80.9% to 76.2 (p = 0.39) and 61.5% (p = 0.061), respectively. In Group 3 treated with BAs, the frequency of major depression increased statistically insignificantly from 31.2% to 37.9 (p = 0.39) and 42.8% (p = 0.28) at oneand five-year follow-ups, respectively; the frequency of minor depression rose insignificantly from 37.5% to 48.3 (p = 0.28) and 52.4% (p = 0.21), respectively; and that of ADs dropped from 25 to 0% at one-year (p = 0.003) and five-year (p = 0.011) follow-ups. Moreover, the frequency of CI increased from 75% up to 79.3 (p = 0.46) and 90% (p = 0.16) at one- and five-year follow-ups respectively. In Group 4, the frequency of major depression decreased significantly from 66.7 to 22.2% (p = 0.076) and complete regression (p = 0.004) at one- and five-year follow-ups, respectively; that of minor depression increased slightly from 11.1 to 33.3% (p = 0.28) due to the transformation of major depression into minor one at one- and five-year follow-ups, respectively; the frequency of ADs fell from 22.2% to zero at 5 years; and the incidence of CI declined 66.7 to 57.1% (p = 0.54).Conclusion. Synthetic DMARDs had no effect on the ADS disorders and CI in patients with RA; BAs promoted the regression of ADs and did not affect the progression of depression and CI. A combination of DMARDs and BAs used at the adequate dose of PPDs for the same period led to the regression of ADS disorders and the reduction in the frequency of CI.
I. A. Kuznetsov, S. V Maikov, M. R. Salikhov, Array А. Шулепов, Array И. Авдеев
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-388-392

Abstract:
Objective: to carry out linguistic and cultural adaptation and validation of the Kujala questionnaire that is today one of the most popular orthopedic tools used to evaluate the severity of pain in the anterior part of knee joint.Subjects and methods. In accordance with protocols on this type of investigations, the questionnaire was first translated directly and then back. Furthermore, an intermediate Russian-language version of the Kujala questionnaire was tested in 15 patients, followed by error correction and approval of its final Russian-language version. A study group included 50 patients who complained of obvious pain in the anterior part of knee joint and answered the questionnaire twice (for its test-retest reliability) every two or three days.Results and discussion. The intraclass correlation coefficient (ICC) equal to 0.948 (95% confidence interval, 0.025–0.967) indicated a high test-retest reliability of the Russian-language version of the Kujala questionnaire. Cronbach's alpha coefficient of 0.956 corresponded to a high level of internal consistency, which also suggested that the proposed version of the questionnaire had a high reliability. The criterion-related validity assessment, by calculating the Spearman correlation coefficient between the results of primary and repeated surveys using the Russian-language version of the Kujala questionnaire, as well as between the Russian- language versions of the Kujala questionnaire and the SF-36, showed their high correlation.Conclusion. The findings indicate that the Russian-language version of the Kujala questionnaire is a valid and reliable tool for subjective assessment of the severity of pain in the anterior part of knee joint.
L. B. Kruglyi, Array Р. Заирова, Array А. Фомичева, , Array Н. Рогоза, , Array С. Новикова, , Array Л. Насонов
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-382-387

Abstract:
Increased arterial stiffness is one of the additional risk factors (RFs) for cardiovascular diseases along with traditional RFs, such as male gender, age, dyslipidemia, hypertension, and smoking. In rheumatoid arthritis (RA), the risk of cardiovascular events, including coronary heart disease (CHD), is significantly higher than that in the general population, which may be associated with the characteristics of the underlying disease or the prevalence of traditional RFs.Subjects and methods. The results of investigating the arterial stiffness in 56 patients including 46 with RA and 10 with CHD without inflammatory joint disease (a control group) were analyzed. Arterial stiffness was assessed by carotidfemoral pulse wave velocity (cfPWV) in the area from the carotid artery to the femoral one, which was determined by applanation tonometry, as well as by CAVI that was calculated according to the data of volume sphygmography.Results and discussion. According to the investigation encompassing exercise tests and coronary angiography, the group of patients with RA was divided into two subgroups, depending on the presence or absence of coronary artery disease caused by atherosclerosis. The patients' age was 38 to 77 years (mean age 60.3±7.2 years); the male proportion was 34.8%.Conclusion. The presence of RA with and without CHD is associated with a significant rise in arterial stiffness compared to isolated CHD (cfPWV, 13.6 and 8.6 m/sec, respectively). The increase in cfPWV and CAVI compared with the age norm was revealed in the majority of RA patients both with and without CHD.
Yu. V. Muravyev, Array В. Лебедева, Array Ю. Аламанкина
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-446-448

Abstract:
The paper describes a case of infliximab-induced lupus-like syndrome in a female patient with rheumatoid arthritis and discusses the possible causes of this pathology.
, Anastasia Avdeeva
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-420-428

Abstract:
Rheumatoid arthritis (RA) is an autoimmune rheumatic disease characterized by chronic erosive arthritis (synovitis) and a systemic inflammatory lesion of the internal organs, which results in early disability and worse quality of life in patients. The accumulated data on the efficacy, safety, and cost-effectiveness of anti-B cell therapy allow identification of rituximab (RTM) as an extremely important drug of first- or second-line therapy with biological agents after ineffective treatment with tumor necrosis factor-α (TNF-α) inhibitors. In this connection, the choice of a personalized treatment regimen remains relevant in each specific case as before. Clinical experience with RTM suggests that the drug is highly effective in improving both clinical manifestations and quality of life in patients with active RA that is characterized by resistance to disease-modifying antirheumatic drugs and TNF-α inhibitors, as well as in those with early RA. The current literature presents a large amount of data on the role of prior therapy and the impact of the stage of RA when using different RTM doses on its efficiency, some of which will be discussed in this review.
Array В. Дубинина, I. Z. Gaidukova, Array А. Годзенко, Svetlana Lapshina, Array П. Ребров, O. A. Rumyantseva, Array В. Бадокин, Array Г. Бочкова, Array В. Бугрова, Array И. Дубиков, et al.
Published: 29 September 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-344-350

Abstract:
The paper gives the recommendations for the assessment of disease activity and functional status in patients with ankylosing spondylitis in clinical practice, which have been developed by experts, by taking into account international and Russian experience in managing these patients.
A. A. Mesnyankina, S. K. Solovyev, , Array П. Алексанкин, E. V. Suponitskaya, Array В. Елонаков, Array А. Асеева, Array Л. Насонов
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-252-260

Abstract:
Цель исследования – изучить исходный уровень и динамику субпопуляций В-клеток в периферической крови больных системной красной волчанкой (СКВ) в сопоставлении с клиническими проявлениями заболевания на фоне терапии ритуксимабом (РТМ) и белимумабом (БЛМ). Материал и методы. Пациенты с достоверным диагнозом СКВ, с высокой и средней степенью активности заболевания по индексу SLEDAI-2K (n=49), разделены на три группы: 40 больных получали РТМ, 5 пациентам назначался БЛМ, 4 больным проводилась комбинированная терапия (двойная анти-В-клеточная терапия) РТМ + БЛМ. Определение субпопуляций В-лимфоцитов в периферической крови методом многоцветной проточной цитофлюориметрии с использованием панели моноклональных антител к поверхностным мембранным маркерам В-лимфоцитов и клинико-иммунологическое обследование больных проводились до начала терапии генно-инженерными биологическими препаратами и каждые 3 мес в течение года. Результаты и обсуждение. Пациенты с высокой активностью СКВ (SLEDAI-2K 18±5) и поражением жизненно важных органов, как правило, имели более высокие уровни двойных негативных клеток «памяти» (r=0,52; p<0,001) при относительно низких количествах наивных В-клеток (r=-0,54; p<0,0007), по сравнению с больными без тяжелой органной патологии (SLEDAI-2K 8±2). Терапия РТМ к 3-му месяцу наблюдения приводила к заметному уменьшению количества наивных и двойных негативных В-клеток «памяти», в меньшей степени – «непереключенных» и «переключенных» В-клеток «памяти». Быстрое восстановление числа В-клеток «памяти» и плазмобластов после курса РТМ к 6-му месяцу от начала терапии должно оцениваться как предиктор раннего обострения СКВ. У всех 5 пациентов, получающих БЛМ на различных этапах контроля, наблюдалось уменьшение клинико-лабораторных признаков активности СКВ, а также угнетение наивных В-клеток, плазматических клеток и плазмобластов. Двойная анти-В-клеточная терапия наиболее эффективно обеспечивала снижение активности заболевания к 3-му месяцу, пролонгировала достигнутую ремиссию, способствовала достижению и сохранению низкого уровня В-лимфоцитов на последующих этапах контроля, дальнейшему сокращению количества плазмобластов и плазматических клеток, препятствовала синтезу аутоантител. Заключение. Оценка динамики субпопуляций В-лимфоцитов в периферической крови предоставляет новые возможности в определении нарушения функции и регуляции клеточного иммунитета у больных СКВ, может быть полезным диагностическим параметром для мониторинга аутоиммунного заболевания, а также являться ценным инструментом в оценке и прогнозировании ответа.
, Oleg Prokopenko, Natasha Matveeva
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-237-240

Abstract:
В последнее время в систему классификационных критериев подагры введен сонографический признак – выявление в гиалиновом хряще линейных гиперэхогенных включений, представляющих собой депозиты мочевой кислоты. В то же время дифференциально-диагностическое значение этого признака на ранней стадии подагрического артрита (ПА) изучено недостаточно. Цель исследования – оценить специфичность и чувствительность факта обнаружения линейных гиперэхогенных включений в дифференциальной диагностике раннего ПА, в сравнении с повышением уровня мочевой кислоты, наличием подкожных тофусов и определением внутрикостных кист при рентгенографии. Материал и методы. Проведен анализ данных обследования 119 больных артритом с длительностью симптомов до 6 мес на этапе дифференциальной диагностики. В дальнейшем были установлены следующие диагнозы: ПА – у 32 больных, остеоартрит (ОА) – у 28, ревматоидный артрит (РА) – у 28, псориатический артрит (ПсА) – у 16. Наряду с клиническим, лабораторным и рентгенологическим обследованиями всем больным проводилась ультразвуковое исследование (УЗИ) воспаленных суставов линейным датчиком (частота – 18 МГц) с целью выявления линейных гиперэхогенных включений в гиалиновом хряще (уратные депозиты). Результаты и обсуждение. Уратные депозиты по данным УЗИ суставов при ПА были выявлены у 28 (87,5%) больных, при ОА – у 3 (10,7%) и при ПсА – у 1 (6,3%). Чувствительность остальных признаков подагры на ранней стадии ПА составила: 21,7% – для рентгенологического определения внутрикостных кист, 25,0% – для подкожных тофусов, 81,3% – для гиперурикемии. Специфичность ультрасонографического выявления уратных депозитов при ПА составила 94,4% и была сопоставима с таковой для остальных признаков подагры (86,1–98,6%). Заключение. Сонографическое выявление депозитов солей мочевой кислоты у больных подагрой характеризуется высокой чувствительностью и специфичностью в диагностике ПА в течение первых 6 мес от появления первых симптомов.
Yu. A. Olyunin
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-321-323

Abstract:
В статье обсуждаются особенности применения нестероидных противовоспалительных препаратов у больных с высоким кардиоваскулярным риском.
Anastasia Avdeeva, Array А. Кусевич
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-295-303

Abstract:
Ревматоидный артрит (РА) является наиболее частым и тяжелым хроническим воспалительным заболеванием суставов, приводящим к ранней инвалидизации и сокращению продолжительности жизни пациентов. В ряде работ продемонстрировано, что краткосрочный и долгосрочный прогноз заболевания гораздо более благоприятен при достижении ремиссии на ранних стадиях болезни, однако эффективность того или иного лекарственного препарата широко варьирует у разных пациентов, что связано с гетерогенностью самого заболевания и рядом других причин. В связи с этим по-прежнему актуальной остается проблема поиска биомаркеров, позволяющих осуществлять персонифицированный выбор схемы лечения в каждом конкретном случае.Одним из эффективных и безопасных препаратов, применяемых в терапии РА, является ритуксимаб (РТМ), представляющий собой химерные моноклональные антитела к мембранному CD20 антигену В-клеток, вызывающие деплецию различных субпопуляций В-лимфоцитов. По сравнению с другими генно-инженерными биологическими препаратами, РТМ отличается длительной эффективностью одного курса терапии, сохраняющейся в течение 6 мес и более. В настоящее время в литературе представлено большое количество данных, посвященных роли клеточных и молекулярных биомаркеров в прогнозировании эффективности терапии РТМ при РА, часть из которых рассмотрены в данном обзоре.
Array В. Аршинов, Array Ю. Левшин, Array Г. Маслова
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-304-310

Abstract:
Атеросклероз и его осложнения – главная причина поздней смертности среди пациентов с системной красной волчанкой (СКВ). СКВ и ишемическую болезнь сердца (ИБС) объединяют общие патофизиологические механизмы, связанные с системным и хроническим воспалением. В то же время традиционные факторы риска, например артериальная гипертензия, пожилой возраст, курение, гиперхолестеринемия, ожирение и мужской пол, не могут полностью объяснить механизм ускоренного развития атеросклероза у пациентов с СКВ. Наличие специфических факторов риска, таких как длительность течения, применение глюкокортикоидов, присутствие аутоантител к двуспиральной (нативной) ДНК и наличие антифосфолипидных антител, создают условия для ускорения развития атеросклероза в данной группе больных.Имеющиеся факты указывают на то, что ревматолог может понизить риск развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), контролируя активность СКВ. Также должна проводиться коррекция традиционных факторов риска ССЗ, начиная с отказа от курения, контроля массы тела и артериального давления. Необходимо учитывать роль проводимой противовоспалительной терапии, в частности позитивное влияние таких препаратов, как противомалярийные средства и микофенолата мофетил, и прогностически неблагоприятный эффект длительного применения глюкокортикоидов. Дальнейшие исследования должны помочь разработать эффективные шкалы риска развития, конкретные терапевтические программы профилактики и лечения ССЗ у больных СКВ.
, , Array С. Новикова
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-311-320

Abstract:
Ведущее значение в развитии атеросклеротического поражения сосудов при ревматоидном артрите (РА) отводят нарушениям в системе транспорта холестерина крови. В статье проанализирован липидный профиль крови у больных с нелеченым РА. Представлены данные о влиянии воспаления на проатерогенные нарушения обмена липидов и липопротеидов, обозначена необходимость изучения подфракций липопротеидов высокой плотности и их функции – обратного транспорта холестерина у больных РА – как более перспективного метода оценки сердечно-сосудистого риска.
Array Л. Насонов
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-277-294

Abstract:
В обзоре рассмотрены новые данные, касающиеся иммунопатологии ревматоидного артрита (РА), с акцентом на раннюю стадию заболевания. Эволюция РА включает несколько последовательно (или дискретно) развивающихся стадий, завершающихся развитием симптомокомплекса, характерного для РА. Однако характер взаимодействия факторов внешней среды, генетической предрасположенности и иммунных механизмов, определяющих переход от стадии к стадии, варианты прогрессирования, характер и выраженность внесуставных (системных) проявлений и риск коморбидных заболеваний, до конца не ясен и в настоящее время является предметом интенсивных исследований. Среди патогенетических механизмов развития РА важное место занимает гиперпродукция аутоантител – ревматоидные факторы (РФ) и антитела к белкам, подвергнутым посттрансляционной модификации (ПТМ) – цитруллинированию, карбамилированию, ацетилиро- ванию и т. д. Развитие иммунного ответа против посттрансляционно модифицированных (в первую очередь цитруллинированных) белков является ключевым патогенетическим механизмом развития РА на всех стадиях заболевания. Новые данные, касающиеся роли АЦБ в развитии боли и костной резорбции в отсутствие воспаления, патогенетически обосновывают существование «преклинической» фазы заболевания, характеризующейся артралгиями и гиперпродукцией аутоантител. В заключение рассматриваются новые возможности профилактики РА в группах риска (АЦБ-позитивная клинически подозрительная артралгия) с использованием метотрексата, анти-В-клеточного препарата ритуксимаба, блокатора костимуляции Т-лимфоцитов абатацепта и др.
Array Ю. Крылов, O. A. Nikitinskaya, Array Ю. Самаркина, N. V. Toroptsova
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-267-271

Abstract:
Цель исследования – изучение влияния полиморфизмов генов VDR и МСР-1 на эффективность 12-месячной терапии стронция ранелатом (СР) у женщин с постменопаузальным остеопорозом (ОП). Материал и методы. В исследование включены 34 женщины в постменопаузе (средний возраст 65±8 лет), у которых диагноз ОП был установлен при проведении обследования на рентгеновском денситометре QDR Hologic 4500W в поясничном отделе позвоночника и/или проксимальном отделе бедра. Генотипирование полиморфизмов генов VDR (BsmI) и МСР-1 (-2518A/G) проводилось методом полимеразной цепной реакции с последующим анализом полиморфизма длин рестриктных фрагментов. Результаты и обсуждение. Носители генотипов BB и Вb гена VDR имели статистически достоверно более низкий прирост минеральной плотности кости (МПК) в поясничном отделе позвоночника по сравнению с носителями гомозиготного рецессивного генотипа bb (р=0,024 и р=0,022 соответственно), генотипа bb и генотипа BB+Bb (p=0,004), а носители генотипа GА гена МСР-1 имели статистически достоверно меньшее по- вышение МПК во всем проксимальном отделе бедра по сравнению с носителями гомозиготного генотипа AA (0,2±2,5 и 4,4±4,4% соответственно; р =0,004) после 12 мес лечения СР. Выводы. Полученные данные позволяют предположить, что наличие генотипов BB и Bb гена VDR, а также генотипа GA гена MCP-1 может отрицательно повлиять на эффективность СР у больных ОП. Однако для подтверждения этого предположения необходимы дополнительные исследования на более значительной выборке больных, включая пациентов с другими формами ОП.
Yu. V. Muravyev, Array В. Лебедева
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-272-276

Abstract:
В лекции представлены современные данные о болезни Стилла взрослых, в том числе об особенностях клинической картины и лечения этого заболевания.
Array Б. Комарова
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-241-244

Abstract:
В синовиальной оболочке (СО) на разных стадиях ревматоидного артрита (РА) могут преобладать экссудативные или пролиферативные процессы, сопровождающиеся деструкцией сустава. Особенности изменений СО следует учитывать при ранней диагностике РА и разработке комплексной терапии заболевания. Цель исследования – изучить изменения СО при артроскопии у больных с различной длительностью РА и разным уровнем антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП) в крови. Материал и методы. Артроскопия была выполнена 37 пациентам с РА, использовался артроскоп (Karl Storz GmbH, Германия) диаметром 2,4 мм с углом 30°. У 17 больных продолжительность РА была <2 лет, у 20 – варьировала от 2 до 8 лет; у 15 пациентов уровень АЦЦП в крови не превышал 60 Ед/мл, у 22 он был более высоким. Изменения СО оценивались полуколичественным методом. Результаты и обсуждение. У пациентов с длительностью РА <2 лет по данным артроскопии преобладает гиперемия СО с усиленным сосудистым рисунком (р<0,01) и выявляются отложения фибрина (р2 лет преобладает ворсинчатая гиперплазия с образованием булавовидных ворсин (р60 Ед/мл ассоциировались с преобладанием воспалительной гиперплазии (р<0,01), гиперемии и СО с выраженным сосудистым рисунком (р<0,05), а также с наличием паннуса (р<0,01).
N. V. Toroptsova, O. A. Nikitinskaya, Array В. Смирнов
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-261-266

Abstract:
Цель – оценить эффективность, переносимость и приверженность лечению деносумабом у женщин с постменопаузальным остеопорозом (ОП) в ходе трехлетнего проспективного наблюдения в условиях рутинной клинической практики. Материал и методы. В исследование включены 48 женщин (средний возраст 65,2±9,1 года) с постменопаузальным ОП; набор пациенток осуществлялся с апреля 2013 г. по март 2014 г. Всем больным проводилась денситометрия трех областей, определялось содержание кальция, креатинина, щелочной фосфатазы в динамике и витамина D при включении в исследование. Каждые 6 мес фиксировались неблагоприятные реакции. Результаты и обсуждение. 92% больных получали деносумаб в течение года, 81,25% – двух лет, а 66,7% – трех лет. У 5 (10,4%) женщин с низким риском переломов по FRAX® в ходе лечения показатели минеральной плотности кости (МПК) достигли уровня остеопении или нормы, и они были переведены на прием только препаратов кальция и витамина D. Через 3 года отмечался достоверный прирост МПК на 8,54% в поясничном отделе позвоночника, на 4,77% в шейке бедренной кости, на 5,65% во всем проксимальном отделе бедра и на 1,99% в дистальном отделе предплечья. Предшествующий прием других антиостеопоротических препаратов не снижал эффективность лечения деносумабом. Не было отмечено ни одного случая клинического перелома за 3 года наблюдения. Соблюдение режима дозирования было отмечено у 90,6% женщин, закончивших трехлетнее наблюдение. На приверженность лечению не оказывали влияние возраст, семейное положение, уровень образования, время на дорогу до клиники, наличие переломов бедра у родителей, переломы в анамнезе, длительность ОП и предшествующая терапия. Заключение. Проведенное трехлетнее проспективное наблюдение, выполненное в условиях реальной клинической практики, показало, что деносумаб – эффективное и безопасное средство для лечения больных с постменопаузальным ОП.
Anastasia Avdeeva, , D. T. Dyikanov, Array В. Попкова, Array Л. Насонов
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-245-251

Abstract:
Цель – проанализировать взаимосвязь количества FoxP3+ регуляторных Т-клеток (Трег) с клинико-лабораторными показателями активности заболевания и уровнем антител в группе пациентов с ранним ревматоидным артритом (РА). Материал и методы. В исследование были включены 45 не получавших ранее терапии метотрексатом пациентов с ранним РА (критерии ACR/EULAR 2010 г.), в том числе 39 женщин; медиана возраста составила 52,0 [32,5; 57,5] года, длительность заболевания – 5 [4; 6] мес, DAS28 – 5,01 [4,18; 5,8]; 71,1% больных были позитивны по ревматоидному фактору (РФ) и 88,9% позитивны по антителам к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП). Относительное и абсолютное количество Трег (FoxP3+CD25+; CD152+surface; CD152+intracellular; FoxP3+CD127-; CD25+CD127-; FoxP3+ICOS+; FoxP3+CD154+; FoxP3+CD274+) определялось методом иммунофлюоресцентного окрашивания и многоцветной проточной цитофлюориметрии. Контрольную группу составили 20 здоровых доноров, сопоставимых по полу и возрасту с обследованными больными. Результаты и обсуждение. У 22 (48,9%) больных была высокая, у 20 (44,4%) – умеренная и у 3 (6,7%) – низкая активность патологического процесса по DАS28. У пациентов с ранним РА, по сравнению со здоровыми донорами, отмечалось более низкое процентное количество (ПК) FoxP3+CD25+ клеток, ПК и абсолютное содержание (абс.) FoxP3+ICOS+ клеток, ПК и абс. FoxP3+CD154+ и FoxP3+ CD274+ Т-клеток; p<0,05 во всех случаях. Регистрировалась отрицательная корреляционная взаимосвязь: ПК FoxP3+CD25+ с С-реактивным белком (СРБ) (r=-0,4); ПК CD152+intracellular с DAS28 (r=-0,35), СОЭ (r=-0,46), СРБ (r=-0,54); ПК FoxP3+CD127- с СРБ (r= -0,42); ПК CD25+CD127- с DAS28 (r=-0,38), SDAI (r=-0,41), CDAI (r=-0,36), СОЭ (r=-0,39), СРБ (r=-0,47); р<0,05 во всех случаях. Среди серонегативных по РФ больных была выявлена более высокая ПК CD25+CD127-, ПК и абс. Foxp3+CD154+ и Foxp3+CD274+ Т-лимфоцитов. Заключение. Представленные данные позволяют говорить о снижении количества и функциональной активности Трег при раннем РА, что ассоциируется с более высокой активностью заболевания, наличием системных проявлений болезни, а также сопровождается гиперпродукцией антител.
Yu. V. Muravyev
Published: 1 January 2017
Rheumatology Science and Practice, Volume 55; https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-324-326

Abstract:
Обсуждаются результаты многолетнего исследования РRECISION, специально планировавшегося для проведения проспективной сравнительной оценки в первую очередь сердечно-сосудистой безопасности целекоксиба, ибупрофена и напроксена, длительно назначавшихся для лечения боли у больных артритами.
Neurology, Neuropsychiatry, Psychosomatics, Volume 9; https://doi.org/10.14412/2074-2711-2017-2-89-94

Abstract:
При лечении боли в спине эффективное обезболивание достигается лишь у 50% пациентов. В определенной степени это связано с недостаточным знанием врачами терапевтических стратегий, рекомендованных в большинстве экспертных руководств. Традиционным в клинической практике является широкое применение миорелаксантов, что связано с их высокой эффективностью и длительным опытом использования у разных категорий больных. Миорелаксанты представлены в большинстве современных клинических рекомендаций, их использование показано, когда простые анальгетики (парацетамол), нестероидные противовоспалительные препараты или комбинированные и опиоидные анальгетики не обеспечивают достаточного обезболивания. Миорелаксанты характеризуются значительным обезболивающим действием при краткосрочной терапии острой БНС. Отмечено, что требуется более тщательный анализ терапевтических эффектов миорелаксантов у пациентов с распространенными формами болевых синдромов.
Page of 77
Articles per Page
by
Show export options
  Select all
Back to Top Top