Refine Search

New Search

Results: 310

(searched for: doi:(10.19047/*))
Save to Scifeed
Page of 7
Articles per Page
by
Show export options
  Select all
O. V. Shopina, I. N. Semenkov , T. A. Paramonova , O. L. Komissarova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-91-108

Abstract:
На территории Плавского плато (Тульская область), подверженного интенсивному воздействию промышленности (в 40 км находится г. Щекино с заводом по производству азотных удобрений и ТЭЦ, в 60 км – г. Тула с крупными металлургическими предприятиями, в 70 км – г. Новомосковск с несколькими химическими предприятиями и ГРЭС) и сельского хозяйства, исследованы запасы химических элементов в трех агроценозах (пшеницы, сои, козлятниково-кострецовой травосмеси) для оценки интенсивности перехода элементов (K, P, S, Mg, Ca, Si, Na, Fe, Al, Mn, Zn, Ba, Cu, Sr, Ti, Mo, As, Zr, Pb, Co, Ni, V, Cr) из агрочерноземов глинисто-иллювиальных в сельскохозяйственные растения. Валовое содержание элементов в почвах определено рентген-флуоресцентным методом. Элементный состав растений (после автоклавного разложения смесью концентрированных азотной кислоты и перекиси водорода) и содержание подвижных форм (извлекаемых ацетатно-аммонийным буфером с рН 4.8) элементов в почве оценено атомно-эмиссионным методом с индуктивно связанной плазмой. Общие запасы элементов в 10-сантиметровом слое почв максимальны для Si (40 ± 4 кг/м2), Al (7.0 ± 0.8 кг/м2) и Fe (3.4 ± 0.3 кг/м2), подвижных форм – для Ca (570 ± 48 г/м2), Mg (43 ± 4 г/м2), K (22 ± 6 г/м2). В растениях основные запасы (г/м2) элементов (K, P, S, Mg, Si, Mn, Zn, Ba, Cu, Mo) сконцентрированы в надземной части. Наиболее активно растения поглощают подвижные формы K, P, Ti, Mo, As, Zr, V. На основе ресурсного метода оценки качества почв изученные агрочерноземы характеризуются низким уровнем загрязнения Ni, умеренным запасом подвижных форм K при недостатке подвижного P.
E. B. Varlamov, N. A. Churilin, A. E. Kaganova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-173-207

Abstract:
На основе детального, сопряженного, качественного и количественного анализа глинистых и кластогенных минералов коркового солонца Заволжья рассчитан профильный состав минералов по содержанию стабильного компонента. При этом принята изначальная минералогическая однородность почвенного профиля, определенная методом стабильного компонента – содержания в профиле калиевого полевого шпата. Показатели плотности почвы к расчетам не привлекали. Профильные расчеты минералов проведены на уровне потерь и прибавок их процентного содержания в генетических горизонтах по отношению к породе, выраженных в кг/100 кг породы. Расчетные значения для глинистых минералов отрицательные в надсолонцовом и положительные в солонцовых горизонтах. Для кластогенных минералов отрицательные расчетные значения установлены в надсолонцовом горизонте, с максимумом убыли в солонцовых горизонтах, и положительные – в аккумулятивно-карбонатных горизонтах. Расчетными значениями минералов и масс силикатной части для почвы установлена глубокая проработанность профиля, которая выявлена по отрицательным значениям массы кластогенных минералов и избыточной массе глинистых минералов в иллювиальной части профиля по отношению к калиевым полевым шпатам. Накопление иллита в поверхностных горизонтах объясняется как процессом иллитизации, так и значительным физическим дроблением слюдистых минералов крупных фракций до размера илистых частиц. Проведенные расчеты профильного распределения кластогенных и глинистых минералов позволили иным способом проанализировать элювиально-иллювиальную дифференциацию минеральной части почвы. Однако наличие литологической неоднородности профиля с определенным искажением влияет и на объемы изменений в минералогии почвы.
A. L. Entin, I. V. Timofeev
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-5-27

Abstract:
Картографирование содержания тяжелых металлов и металлоидов (ТММ) в почвах городских территорий необходимо при оценке рисков для здоровья населения. Из-за трудоемкости и дороговизны анализов шаг опробования обычно велик, по сравнению с характерными интервалами изменчивости свойств на городской территории. В настоящей работе предпринята попытка картографирования коэффициентов концентрации ТММ на базе карты элементарных геохимических ландшафтов (ЭЛ). Территория исследования – г. Дархан (Монголия) – крупный промышленный и транспортный узел. Для анализа на загрязнители: As, Cd, Cr, Cu, Pb, Sb, W, – было отобрано 126 проб почв, расстояние между точками опробования составляло 500–700 м. Для каждой точки были рассчитаны коэффициенты концентрации (EF) каждого из загрязнителей. Карта ЭЛ получена путем морфометрического анализа ЦМР SRTM (размер ячейки 30 м) с привлечением данных о положении объектов гидрографической сети. Итоговые карты коэффициентов концентрации построены методом площадной интерполяции, где в качестве исходных данных использовалась диаграмма Вороного из точек опробования, а в качестве целевых полигонов – контуры ЭЛ. Сравнение результата интерполяции с использованием контуров ЭЛ с результатами интерполяции по методам обратно-взвешенных расстояний (ОВР) и ординарного кригинга показывает, что интерполяция с использованием контуров ЭЛ позволяет получить более достоверный результат, что выражается более низким значением среднеквадратической ошибки. При этом некоторые особенности распределения показателя, полученного в результате интерполяции, скорее всего, возникают как артефакты интерполяции. Тем не менее, показана потенциальная пригодность карт ЭЛ в качестве основы для картографирования загрязнения городских территорий.
P. G. Grubina, I. Yu. Savin , E. Yu. Prudnikova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-146-172

Abstract:
Проведен анализ возможности использования результатов тепловой съемки для детектирования параметров плодородия серых лесных и аллювиальных пахотных почв на примере ключевого участка в Тульской области. Совместно с отбором 25 образцов почв из слоя 0–10 см проводилась съемка открытой поверхности почв с использованием тепловизора FLIR VUE 512 и измерение спектральной отражательной способности почв. По результатам корреляционного анализа было установлено, что наиболее тесные связи наблюдаются с такими параметрами плодородия почв: содержание гумуса, азота, обменных магния и калия. Коэффициент корреляции между содержанием гумуса и отражением в видимой и ближней ИК-областях, а также со средним значением показаний тепловизора превышает 0.81. В разных диапазонах видимого спектра корреляция отражения с содержанием обменного магния и калия ниже, чем в тепловой области, где коэффициент корреляции с содержанием обменного магния составляет 0.81, а с содержанием обменного калия – 0.65. Построены степенные регрессионные уравнения для детектирования по отражению в тепловой области спектра таких параметров плодородия почв как содержание гумуса (R2 = 0.74), обменного калия (R2 = 0.68) и обменного магния (R2 = 0.72). Регрессии, полученные с данными тепловизора и с данными отражения в видимом и ближнем ИК-диапазонах, близки по качеству для детектирования содержания гумуса и обменного калия, а для детектирования обменного магния немного выше. Полученные результаты показывают, что тепловая съемка применима для детектирования наиболее значимых параметров плодородия почв тестового поля и может быть использована в качестве основы для их оперативного дистанционного мониторинга.
P. A. Ryazantsev
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-57-90

Abstract:
The article considers the role of GPR in solving problems of soil science, as well as the accuracy of tracking soil horizons using the example of field data. The study of the current state of the issue has shown that there is significant variability in the electrophysical properties of different types of soil. In this case, the dielectric constant of the soil horizons can both increase and decrease with depth. This fact determines the need for parameterization of the soil profile in GPR studies to prevent errors. Based on a generalizing analysis of practical examples, it has been established that the error in determining individual soil horizons by a GPR is on average 2–10 cm, depending on the frequency of the GPR antenna and the structural features of the soil. Experimental and methodological work to substantiate the main conclusions was carried out to trace the soil horizons by the GPR method using the example of typical entic podzol located on the Zaonezhsky Peninsula (Republic of Karelia), the structure and composition of which were described in detail earlier. The survey was carried out by a georadar OKO-2 (Logis-Geotech, Russia) with an antenna unit with a central frequency of 400 MHz. Fieldwork on the study site was carried out along separate transects, according to the reference soil profile. A detailed analysis of the radargrams provided, first of all, tracking the base of the BC horizon. The results obtained showed that the thickness of the soil within the profile varies from 23 to 32 cm, and the average observation error was ± 3 cm. Besides, the influence on the recording of shungite shale fragments and the differentiation of moisture content in the soil horizons was revealed. The presence of shungite shale leads to the formation of diffracted waves and an increase in the amplitudes of the reflected signal, while an increase in humidity is characterized by a decrease in the velocities of the electromagnetic wave.
P. M. Shilov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-28-56

Abstract:
В статье продемонстрирован подход к цифровому картографированию топографических условий дренируемости почвенного покрова Владимирского Ополья. Топографические условия модельного участка охарактеризованы цифровой моделью рельефа и производными от нее локальными и региональными морфометрическими величинами с разрешением сетки 30 × 30 м. Разнообразие условий переувлажнения описано 193 точками почвенного обследования с морфологической характеристикой степени дренируемости, из которых 170 принадлежит почвенным разрезам Госкомзема РСФСР. На основе сопоставления почв, ранжированных по степени переувлажнения, и морфометрических характеристик рельефа средствами канонического дискриминантного анализа рассчитан топографический фактор дренируемости (ТФД), объясняющий 70% изменчивости гидроморфизма почв. При помощи ТФД численно обобщено влияние характеристик формы рельефа, высоты базиса эрозии, соотношения водосборной площади и крутизны (топографический индекс влажности) на дифференциацию избыточного увлажнения почвенного покрова. В диапазоне ТФД > -0.5 упорядочены серые лесные почвы, приуроченные к дренируемым моренно-эрозионным равнинам, полого-покатым и крутым склонам долин. Область ТФД < -0.5 соответствует серым лесным слабоглееватым и глееватым почвам, характерным для слабодренируемых пологих склонов равнин, элементов ложбинной сети и западин.
T. A. Sokolova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-208-225

Abstract:
Рецензия на монографию А.Д. Фокина и С.П. Торшина “Растения в жизни почв и наземных экосистем. Нетрадиционные подходы и решения в поведении биологически значимых элементов”, опубликованную в 2020 г. издательством Lap Lambert Academic Publishing, ISBN 978-620-2-53005-7. В монографии А.Д. Фокина и С.П. Торшина читатель находит оригинальные и не всегда традиционные для почвоведов постановку и обсуждение ряда фундаментальных проблем образования почвенного профиля и современного функционирования почвы и роли растений и микроорганизмов в этих процессах. Авторы монографии заставляют задумываться над справедливостью некоторых общепринятых концепций и представлений, особенно касающихся транспортных потоков вещества в почвах и их моделирования. Обращено внимание на обычно недооцениваемую роль восходящих потоков вещества по проводящим системам растений и на локализацию в почвах живых корней и органических остатков. Последний фактор играет большую роль в появлении внутригоризонтной дифференциации вещества и в корневом питании растений. Большим достоинством книги является ее насыщенность экспериментальным материалом, полученным с использованием разработанных авторами уникальных методик, простых и эффективных, не имеющих аналогов в мировой литературе. С использованием этих методик удалось, в частности, определить время жизни агрегата в дерново-подзолистых почвах и установить закономерности корневого поглощения радионуклидов с поверхности и из внутренней части структурных отдельностей. В заключении сформулирован общий вывод о том, что в процессе современного функционирования почвы почвенно-профильное перераспределение вещества осуществляется преимущественно в рамках биологического круговорота. Многие из обсуждаемых в монографии проблем далеко выходят за рамки почвоведения, поэтому книга будет интересна для широкого круга специалистов, работающих в различных областях знаний – экологии, наук о Земле, физиологии растений, сельского и лесного хозяйства.
D. G. Petrov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-105-109-145

Abstract:
Работа посвящена анализу закономерностей перемещения углистых частиц в испытывающих периодическое влияние пожаров экосистемах средней тайги, северной тайги и южной тундры. Так как хвойная растительность подвержена интенсивному горению, пожары часто приводят к циклическим изменениям в растительном покрове. В ходе горения происходит повреждение подстилки, что делает почвенный покров уязвимым для эрозии. Интенсивные пожары оказывают влияние на количество пирогенного материала, способного храниться тысячелетиями в благоприятных условиях. Целью исследования стало оценить воздействие факторов среды на особенности миграции углистых частиц в современных хронорядах пожаров (от 1 года до 119 лет). Были рассмотрены особенности почв (гранулометрический состав, влажность), особенности рельефа (наличие понижений), влияние интенсивности осадков после пожара, а также специфика горючего материала подстилки. На территории средней и северной тайги, в Печоро-Илычском и Пинежском заповедниках, рассмотрены текстурно-дифференцированные и альфегумусовые почвы. На территории южной тундры, в районе п. г. т. Заполярный, рассмотрены торфяно-глееземы. Выявлено, что миграция углей в глубину почвенного профиля в наибольшей степени зависит от гранулометрического состава – так, в более опесчаненных почвах угли рассеяны по всему профилю, а в тяжелых почвах они сконцентрированы выше первого тяжелого горизонта. Характер миграции углей определяет их форма и размер, которые зависят от типа сгоревшего растительного сообщества. Сообщества с разрозненным древостоем с преобладанием в мохово-лишайниковом покрове лишайников горят с образованием микрочастиц угля или дисперсных углистых частиц, легко перемещающихся по профилю почвы (до глубины 80 см). Растительные сообщества, имеющие в своем составе больше древесных видов, формируют при горении крупные углистые частицы, часто присутствующие в новообразованной подстилке. На миграцию угля оказывает влияние как климат природной зоны, так и постпирогенная эрозия. Таким образом, в зависимости от разнообразия условий среды скорость и объемы миграции углистых частиц значительно варьируют как при сравнении разных природных зон, так и в пределах одной зоны. Разработаны четыре схемы путей миграции углистых частиц по профилю с течением времени: равномерно-диффузная, неравномерно-диффузная, барьерная и турбационная.
V. A. Isaev, V. P. Belobrov, A. L. Ivanov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-5-30

Abstract:
The analysis of long-term observations in the Kamennaya Steppe (over 125 years) for climatic parameters (air temperature and precipitation), ground water level, vegetation species composition revealed the main trends in their variability. Since 1969 there has been an increase in temperature and a reduction in temperature fluctuation during the year. Over the last 30 years, the difference has reached 1.90, and over the last decade it has grown by 0.40 due to the cold season. The amount of precipitation over the same 50-year period has not changed much. In total, an increase of 45 mm was observed over the decade (1999-2008). In the XXI century, there has been registered an increase in the amount of precipitation in the cold season by 12.7% and a decrease in the warm season, which creates certain prerequisites for climate continentality mitigation during the annual cycle. During the first 70 years of observations, the groundwater level in the well No. 1 was on average at the depth of 6.5 m (5.7-7.3 m). At the end of the XX century and at the beginning of the XXI century, there was marked a pronounced rise in the ground water level, the average depth was 3.8 m, which coincided with the growth of average annual temperature and an increase in total rainfall. In this period changes in the long-term regime of ground and surface soil moisture resultedin expanding the area of wetlands and hydromorphic soils on the territory of the steppe. The period of 2009-2018 is characterized by a continued increase in average annual temperatures and a decrease in precipitation, which may lead to a seasonal change in temperature and precipitation to milder and wetter winters and warmer and drier summers. Transformation of vegetation for 100 years of observations had several stages with a general trend to change the steppe grasslands to meadow-steppe, shrubs and woody species.
D. T. Ukarkhanova, D. V. Moskovchenko , A. A. Yurtaev
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-241-269

Abstract:
According to the World Health Organization, more than 80% of urban residents are at risk due to unsatisfactory air quality and air pollution, which causes approximately 4.2 million deaths per year. The purpose of the work is to give an overview of scientific articles related to the dustiness of the city’s natural environments. The articles of foreign and Russian researchers were analyzed - the definition of urban road dust was given; the primary technogenic and natural sources of dust particle generation in the city, thephysical and chemical properties of road dust, their dependence on climate, the type of roads and city architecture, the effect of photolysis on physicalchemical characteristics of dust particles are reviewed as well. Particular attention is paid to the negative impact of dust particles PM2.5 and PM10 on human health and the environment. The question of the absence in Russian scientific practice an officially recognized methodology for the settled dust sampling with updating the regulatory documentation on the methodology for the sampling of fine particles suspended in the air is considered. Recommendations are given on the creation of the regulatory framework governing the sampling and analysis of road dust, which is confirmed by the numerous conclusions of both foreign and some domestic researchers as an environmental geo-indicator.
M. A. Smirnova , A. P. Zhidkin, N. I. Lozbenev , E. A. Zazdravnykh, D. N. Kozlov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-158-198

Abstract:
Soil degradation resulting from water erosion poses a serious threat to food and environmental security, therefore the research of soil erosion features and soil erosion mapping do not lose their relevance. The paper presents the results of large-scale digital mapping of the erosion degree of the arable soils in the Prokhorovsky district of the Belgorod region (85 thousand hectares), based on two approaches: (1) linking the factors of erosion-accumulative processes and the erosion degree of soil directly (factor -property model), and (2) due to imitation erosion model WaTEM/SEDEM (factor - process - property model). The inclusion of the process component into the digital soil mapping algorithm allows taking into account not only the spatial but also the temporal soil erosion features. It was revealed that the agricultural development of the Prokhorovsky district was primarily carried out on lands that are weakly prone to erosion, with the rate of erosion almost two times lower than on younger arable lands. As a result, the soil erosion maps, based on the factor - process - property model, with and without taking into account the duration of agricultural use, largely correspond to each other. Dominant soil categories (the map pixel corresponds to one soil taxa - noneroded and slightly eroded, medium, highly eroded), mapping by factor -property and factor - process - property models, have a high degree of correspondence to each other (prediction identity for 90% of pixels), while the soil combinations (the map pixel has information on the proportion of soils with different erosion degrees of soil) more significant (identity for less than 60% of pixels). The areas of zonal, erosion-zonal, and weakly eroded soil combinations differ 1.5-2 times, in the direction of a greater degree of soil erosion on the factor - process - property map.
A. Yu. Romanovskaya, I. Yu. Savin
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-110-157

Abstract:
The article presents a scientific literature review in the field of modern methods of monitoring wind erosion of soils such as: visual indicators of erosion, erosion bridge, close-range photogrammetry, cesium-137 and remote sensing cover. The brief description of each method, advantages and disadvantages, conditions and limitations of their applicability are given. When choosing the method, it is necessary to take into account the monitoring conditions, the area of the territory under consideration and the scale of research, time frames, financial and labor resources. It has been established that the most relevant, economically justified and promising, especially on large territories, are the remote sensing methods, which allow monitoring on different scales, and not only estimating the erosion activity, but also predicting it, thus providing the parties concerned with the necessary information for making right, prompt and timely economic decisions, aimed both at combating wind erosion and elimination of its consequences, and for organizing preventive measures as well. To improve the effectiveness of these methods it is also necessary to create databases, expand and accumulate soil information that can help verify, refine, process and calibrate the satellite data obtained. In order to understand aeolian processes and dust particle transport mechanisms one should create integrated methods that include remote sensing data, meteorological data, on the basis of which the improved models and maps would be developed, and erosion processes would be predicted. The scientific literature is mostly devoted to the interpretation of wind erosion in arid and semi-arid zones. The possibility of satellite monitoring of soil erosion in arable fields remains poorly studied. There are also practically no research results available on the transport of chemicals with micro-particles due to wind erosion. Both in Russia and abroad the attempts are made in soil erosion modelling, but the quality of the models is very limited by the lack of field data required for their calibration and verification. Eroded soils in the country are still identified using ground-based methods. However, field studies can only be conducted in a very limited area, in a few key points, and as a matter of fact it is quite complicated to conduct field studies on actively used agricultural lands.
V. S. Stolbovoy, A. M. Grebennikov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-31-67

Abstract:
The study presents three groups of Soil Quality Indicators (SQI) of arable lands in the Russian Federation, such as agroclimate conditions, soil parameters and negative soil characteristics. The selection of SQI meets the requirements of the crop growth model for calculating the standard crop yield. The application of SQI in the Grain Equivalent Model allows ranking quality of the soils of agricultural lands in the country. The share of the best quality Chernozems with the standard yield of grain crops exceeding 4 t/ha is about 10%. At the same time, arable Chernozems occupy nearly 66% of total area of agricultural lands. More than 74% of the arable lands including podzolized and leached Chernozems in the northern part and Chernozems southern in the southern part of the agricultural zone are characterized by medium quality with the standard yield of grain crops 2-4 t/ha. About 10% of the arable land occupied by Chestnut solonetzic and saline soils are of poorer quality with the standard yield of grain crops less than 1 t/ha. The proposed indicators are included in the government programs for valuating and monitoring the quality of agricultural lands. The universal validity of indicators is a basis for the development of a new generation of standards for the protection and rational use of soils based on modern digital technologies and GIS approaches.
E. V. Zinchenko, I. N. Gorokhova, N. G. Kruglyakova, N. B. Khitrov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-68-109

Abstract:
The goal is to assess the impact of 50-year irrigation by sprinkling on soil processes occurring in the light-chestnut soils (Luvic Kastanozem (Loamic, Aric, Protosodic, Bathysalic)) of the southern slopes of the Volga upland at the Volga-Don interfluve (FSUE “Oroshaemoe”, the Volgograd region) with deep ground water. Water for irrigation is supplied from the Varvarovsky reservoir of the Volga-Don Canal system. It is characterized by a total dissolved salts of about 1 g/l, a bicarbonate-chloride-sulfate compositionwith an increased sodium content. Detailed morphological description of soil profiles, granulometric composition, content of soluble salts in soils and sediments of the vadoze zone up to the depth of 3.5 m, dynamics of salts in the layer of 0-50 cm for 2011-2019 are presented. Until the autumn of 2015, the studied soils were deep saline, being no saline in the layer of 0-100 cm. In recent years, a weak salinity degree of soda-chloride sodium chemistry has been observed in the 0-50 cm layer as a result of gradual accumulation of irrigation water salts during irrigation organized according to water consumption of agricultural crops. Irrigated soils have acquired a complex of signs of secondary salinity: (1) the presence of light accumulations of sandy and silt mineral grains in the arable horizon, resulting from the destructive effect of irrigation water drops during sprinkling; (2) toxic alkalinity associated with sodium (residual sodium carbonate), according to water extraction 1 : 5 (soil : water), in the horizons from the depth of 10-20 to 60100 cm; (3) abundant humus-clay cutans on the lateral side faces of prismatic structural units in the undisturbed part of the soil profile from 30 to 100 cm.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-199-222

Abstract:
The purpose of this study was to investigate the applicability of semiautomatic segmentation methods for obtaining and evaluating morphometric parameters of soil aggregates in artificially prepared loose samples in soil thin sections. The object of the research is typical arable Chernozem. The aggregates were separated by wet sieving method from loose sample of upper 10 cm of the plowing horizon after erosion by a model shallow water flow on a large erosion tray. The aggregates, loosely scattered on the glass and fixed with polyester resin, were used to produce the thin sections. Images of the thin sections were taken under a polarizing microscope and then were processed using two methods compared: Adobe Photoshop + CTan and Thixomet Pro. Data on morphometric parameters of aggregates were obtained: the shape factor, the degree of roundness and the coefficient of aggregate surface roughness. The convergence of the results obtained using Photoshop + CTan by three researchers was evaluated by comparing samples using the Student's test and the Mann-Whitney test. The convergence of the averaged results obtained using Photoshop + CTan and the results obtained using Thixomet Pro was evaluated using the Mann - Whitney test. No significant differences were found between the parameters of the same aggregates obtained using a combination of Adobe Photoshop and CTan programs by different researchers. No significant differences were found between the parameters of the same aggregates obtained by the compared methods. So, one can conclude that the reliability of determining the morphometric parameters of soil aggregates using Thixomet Pro is comparable to the reliability of results when working with images of sectionsin CTan after binarization in Adobe Photoshop. The method of obtaining data on morphometric parameters of soil aggregates using Thixomet Pro completely eliminates the possibility of subjective error, shows a high degree of automation, reproducibility and reliability of the results obtained, and is faster.
E. A. Shishkonakova, N. A. Avetov, T. V. Ananko, M. I. Gerasimova , N. V. Savitskaya
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-104-223-240

Abstract:
A digital version of the soil map of the Russian Federation, scale 1 : 2.5 M, is being prepared based on the analysis of the attributes of polygons with peat soils in the West-Siberian taiga and sub-taiga zones. The correction was perfomed in 795 polygons (with the total area of 179 483 km2) out of 1 711 polygons considered (with the total area of 262 204 km2). The currently formulated idea of the dominance of oligotrophic bogs in the West Siberian taiga region of mires served as the basis for suggestion to replace the mesotrophic peat soils by oligotrophic ones in 598 polygons of the total area of 87 250 km2. Similarly, the polygons of microcatenas comprising oligotrophic and mesotrophic peat soils (57 polygons, total area of 38 405 km2) were modified: only oligotrophic peat soils were considered to be the dominant ones there. At the same time, a number of polygons with prevailing oligotrophic soils, confined mainly to the sub-taiga zone were proposed to be replaced by polygons with mesotrophic peat soils. The thermokarst pools in ridge-hollow mire complexes that were shown on the soil map of Russia beyond the permafrost zone were eliminated from the map database; the mapping of destructive peat soils was rearranged in accordance with the new interpretation of this taxon in the Russian soil classification. This work should improve the quality of research in the field of assessing the resource potential of peat soils in West Siberia.
Андрей Леонидович Иванов, Vladimir S. Stolbovoy, A. M. Grebennikov, A. K. Ogleznev, R. D. Petrosyan, Pavel M. Shilov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-168-187

Abstract:
Почвы с избыточной кислотностью составляют треть пашни в Российской Федерации (35.1 млн га). За послереформенный период (1990–2019 гг.) доля кислых почв в пахотном фонде страны увеличилась на 2%, что связано с резким уменьшением площади известкования, восстановлением известкованных ранее генетически кислых почв, а также с возвратом в сельскохозяйственный оборот части кислых почв, перелогов и залежей. На примере Владимирской области в исследовании демонстрируется новый подход определения приоритетности (очередности) проведения мероприятий по известкованию. В исследовании используется вновь созданная база данных “Почвы сельскохозяйственных земель в Российской Федерации”, которая включает 10 000 типологических единиц качества почв и 57 678 картографических единиц качества почв (КЕКП). Национальная “модель зернового эквивалента” рассчитывает стандартные урожаи зерновых культур по каждой КЕКП. ГИС-анализ позволяет объединить пространственное распределение кислотности почвы и показателей нормативных урожаев зерновых с целью определения приоритетных районов известкования. Кислые почвы с наивысшей нормативной урожайностью зерновых культур предлагаются в качестве приоритетных для известкования. Применение данного подхода на примере двух районов Владимирской области показало существенное уменьшение сроков окупаемости мероприятий по известкованию.
Yulian R. Farkhodov, N. V. Yaroslavtseva, M. A. Yashin, S. F. Khokhlov, B. S. Iliyn, V. I. Lazarev, Владимир Алексеевич Холодов
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-85-107

Abstract:
One of the most justified and applied approaches to isolating pools of soil organic matter is fractionation in heavy liquids. The main problem with this approach is rather large losses in the separation of fractions at the stage of washing fractions from heavy liquids. The paper presents a densimetric fractionation protocol that can significantly reduce these losses. It is suggested to use 0.001 M HCl for washing. This approach, in comparison with distilled water, allows reducing losses of weight from 15 to 5% and of carbon from 7.5 to 2.5%. The paper provides a detailed protocol, used by the Laboratory of Soil Biochemistry of V.V. Dokuchaev Soil Science Institute, to isolate four densimetric fractions using sodium polytungstate solutions: free and occluded SOM with a density of 3, occluded SOM – of 1.6–2.0 g/cm3, and a mineral residue with a density >2.0 g/cm3. In the work we used samples of typical chernozems of different land use types. It was shown that the processes of soil restoration and degradation significantly affect the content of light occluded soil organic matter.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-34-50

Abstract:
Recent advancements in soil digital mapping have opened new opportunities for handling the scientific and applied problems of ecological soil monitoring, inventory of land and soil resources, and are generally helpful in optimizing the management of natural resources. For Karelia the development of forest soil assessment techniques is essential, considering that 95% of the republic’s land is forest soils. This paper tells about the process of creating an updated digital map of forest soils fertility in Karelia, scale 1 : 500 000. To this end, the archival soil productivity map of the republic, produced in paper version by R.M. Morozova in 2000, was scanned and converted into a vector layer with the use of the MapInfo Professional 8.5 software package. The resultant layer was aligned with the existing digitalized soil map of Karelia, which served as the basis for constructing the thematic layer according to the data on the fertility of each soil type. As a result of this study, the soil fertility assessment scale was specified and the percentage ratio of soils of different productivity in Karelia was calculated. The digital soil fertility map is an important information source of archival and modern data, and also is a part of the GIS for soils of Karelia.
Antonina D. Pozdnyakova, Lev Pozdnyakov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-149-167

Abstract:
Показано, что использование электрофизических методов и ГИС-технологий позволяет выявить структуру почвенного покрова и пространственное распределение отдельных биологических показателей, в частности интенсивности образования парниковых газов, в мелиорированных торфяных почвах (торфоземах), расположенных в сложных ландшафтно-гидрологических условиях долины реки Яхрома в Московской области. Таким образом, получен опыт интеграции на основе ГИС-технологий и геофизики различных аспектов строения и функционирования почвы, что генерирует легко читаемое “изображение” почвы в данном месте и в определенное время. Используемый подход основан на идее, что электрическое сопротивление почв, связанное с плотностью подвижных зарядов (катионов и анионов почвенного поглощающего комплекса и раствора), формируется под влиянием почвообразующих процессов и является интегральным показателем широкого спектра свойств почвы. Принимая во внимание, что эволюция и деградация торфяников после их осушения является в первую очередь микробиологическим процессом, мы уделили особое внимание исследованиям в этой области. В рамках мониторинговых наблюдений на опытных стационарах Яхромской поймы проведено картирование микробного образования CO2, N2O и CH4 в торфяных почвах. С одной стороны, это позволяет оценить текущую интенсивность разложения органического вещества и потери азота и углерода торфяными почвами различного ботанического состава, условий и методов мелиорации, а с другой – определить вклад этих почв в формирование парникового эффекта. Установлено, что электрическое сопротивление почвы, базальное, субстрат-индуцированное дыхание и денитрификационная активность (одна из форм анаэробного дыхания) зависят от одного и того же комплекса свойств торфозема и коррелируют друг с другом на исследуемой территории. Высокая скорость и производительность электрофизических методов позволяют использовать их для первичной диагностики почвы, выбора ключевых точек для дальнейших исследований, детализации картографических контуров и уточнения расчетов потоков парниковых газов с больших площадей.
Valeriya V. Klyueva, D. D. Khaydapova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-108-148

Abstract:
Методом осцилляционной амплитудной развертки изучены реологические показатели етественных и пахотных дерново-подзолистых почв и черноземов миграционно-мицеллярных. Установлено, что показатели сдвиговой устойчивости изученных почв (напряжения сдвига в конце диапазона линейной вязкоупругости LVE-range tL, tF в точке пересечения модулей накопления и потерь Crossover и максимальное значение tmax) были более информативны при сравнении естественных и пахотных почв и демонстрировали выраженные отличия между генетическими горизонтами в отличие от показателей вязкоупругости (деформации γL, характеризующей область упругого поведения, и интегральной зоны Z). Сельскохозяйственное использование изученных почв привело к снижению содержания органического углерода и, как следствие, к уменьшению вязкоупругости и сдвиговой устойчивости почв, а повышенная плотность пахотных горизонтов и перераспределение физической глины проявились в слабой дифференциации значений реологических показателей по глубине при их максимуме в верхнем горизонте. Предложенные и изученные в данной работе реологические показатели при активном использовании в будущем могут позволить более подробно и детально изучить характер и прочность межчастичных связей, процессы, происходящие в почвах при воздействии сельскохозяйственной техники. Встраивание реологических показателей в систему физических показателей трансформации структурного состояния почв является дальнейшим направлением их изучения.
D. V. Moskovchenko , Елизавета Ахметовна Романенко
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-51-84

Abstract:
In order to evaluate the chemical composition of natural background environments of Pur-Taz interfluve (Western Siberia), the mineral components of soils, peats, lichens, and sphagnum mosses have been analyzed. The samples were tested using X-ray fluorescence technology. The average contents of hazardous metals in the soils of the Pur-Taz interfluve are either lower (for Cu, Pb, Zn, Ni, Sr) or equal to (for Hg, Co) the average values of these elements in the Earth's crust. This finding corresponds to the commonly held view that the contents of elements in the soils located in the north of Western Siberia are lower than the world averages. Additionally, in our samples low concentrations of copper and zinc have been observed. Since these microelements are important for soil physiology, this finding indicates unfavorable biochemical conditions in the research area. On the other hand, high concentrations are observed for inactive elements such as Mo, Sn and Zr. The significant differences have been identified in the composition of mineral and organic soil horizons. For instance, the average concentrations of P, Zn and S in organic horizons are 7.1, 8.1 and 18 times greater than in the illuvial mineral horizons, respectively. The intense accumulation of Zn, Cu, Cd, Hg has been recorded, all of them are chalcophiles in the ombrotrophic peat. This means that the chemical composition of soil is largely determined by biological accumulation of chalcophile elements. The content of lithophilic Al, Si, Ti and Zr, coming with dust precipitation from the atmosphere increases in the peat of dwarf shrub-moss-lichen tundras and larch woodlands. The revealed values of the elemental composition of soils can be recommended as background in the course of the environmental monitoring.
Борис Федорович Апарин
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-211-218

Abstract:
The article provides the summary analysis of the content of the monograph “Soils of the Republic of Belarus” published in 2019 in Minsk. The book is a synthesis of the main achievements of scientific thought in the field of theoretical and applied soil science. It represents the new reading of the accumulated works over the past 40 years in the field of genetic research, soil mapping and land assessment. The monograph “Soils of the Republic of Belarus” will attract a lot of attention of specialists and scientists of various natural science profiles, as well as of practitioners who constantly work in the field.
Евгения Ивановна Панкова, Irina N. Gorokhova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-5-33

Abstract:
В статье даны определения понятий “засоленные” и “засоленно-солонцовые почвы”. На основе обобщения материалов конца ХХ и начала ХХI веков приведены опубликованные в разных источниках данные о площадях засоленных почв в почвенном фонде страны и на землях сельскохозяйственных угодий Российской Федерации. Показано, что данные, приведенные в Государственных докладах 2016 и 2019 гг., в монографии “Глобальный климат и почвенный покров России” (2019), а также в других анализируемых источниках, не всегда совпадают и не позволяют получить четкого представления о площадях засоленных почв на территории страны и в пределах ее сельскохозяйственных угодий, а главное, ознакомиться и оценить методические подходы, используемые в настоящее время для получения информации о распространении и изменении площади засоленных и засоленно-солонцовых почв на территории отдельных регионов страны и России в целом. Приведенные в статье материалы свидетельствуют о том, что данные о площадях засоленных, и в том числе засоленно-солонцовых почв, нуждаются в уточнении на основе современных дистанционных методов и наземного почвенного картографирования. При этом необходимы разработка и утверждение единых методических подходов для учета засоленных и засоленно-солонцовых почв на территории Российской Федерации. Отмечено, что площади орошаемых земель нуждаются в самостоятельном мониторинге и выделении их из общего фонда сельскохозяйственных угодий, а также необходимо отдельно учитывать залежные, засоленные и солонцовые почвы на орошаемых землях.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-103-188-210

Abstract:
Современное российское почвоведение является молодой наукой и возникло немногим более 100 лет назад. Статья посвящена анализу современных научных школ в области почвоведения, которые функционируют в России. Исследования базируются на анализе кандидатских диссертаций, защищенных по специальности “почвоведение” в России за последние десять лет, а также на информации о научных руководителях этих диссертаций и их принадлежности к той или иной научной школе. Установлено, что наиболее активно развиваются школы почвоведов – непосредственных учеников В.В. Докучаева, А.В. Советова или А.Н. Сабанина. В качестве отдельных “веток” развития отечественного почвоведения выделяются школы С.С. Неуструева и И.В. Тюрина. Основными центрами подготовки ученых-почвоведов на сегодняшний момент являются факультет почвоведения МГУ им. М.В. Ломоносова, РГАУ–МСХА имени К.А. Тимирязева, Почвенный институт им. В.В. Докучаева, Башкирский и Кубанский ГАУ, Воронежский университет. Количество подготовленных ученых-почвоведов за последние 10 лет имеет тенденцию к снижению, что связано с малой востребованностью профессии в современных условиях развития страны.
B. M. Kogut, V. M. Semenov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-103-124

Abstract:
Сформулированы новые дефиниции понятий “секвестрация” и “депонирование” органического углерода почвами на количественной основе, учитывающие период полного оборота аккумулированного органического вещества и его распределение по почвенному профилю. Определены уровни углеродпротекторной емкости ряда почв европейской части России согласно Hassink (1997) и Six et al. (2002), базирующиеся на информации по содержанию тонкодисперсных фракций и минералогическому составу почв. Рассчитаны степени насыщенности этих почв углеродом и их углеродсеквестрирующий потенциал по Meyer et al. (2017) и Wiesmeier et al. (2014). Установлено, что серые лесные и каштановые почвы относятся к мало насыщенным органическим углеродом, луговая слитизированная и пойменная луговая – к умеренно насыщенным, а черноземы – к насыщенным. Показано, что углеродсеквестрирующий потенциал серой лесной почвы составляет около 30 т С га-1, каштановой – не превышает 25 т С га-1, луговых почв равен 15–20 т С га-1, а черноземов – менее 5 т С га-1. Приводятся критические замечания к инициативе “4 промилле”.
V. P. Samsonova, J. L. Meshalkina
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-164-182

Abstract:
Рассматриваются наиболее распространенные неточности и ошибки применения статистических методов, встречающиеся в отечественных публикациях по почвоведению. При обозначении случайных величин и параметров распределений греческими буквами нужно обозначать те, что относятся к генеральным совокупностям, а латинскими – к выборочным. Подробное описание эксперимента и того, к чему относятся повторности, позволяет делать корректные выводы из работы. Необходимо избегать мнимых повторностей, когда результаты в близко расположенных точках опробования рассматриваются как характеристики изменчивости почв на больших расстояниях. Расширение списка описательных статистик позволит использовать конкретное исследование в мета-анализе. Расчет доверительного интервала для среднего с использованием критерия Стьюдента при разных уровнях значимости расширяет рамки возможных значений среднего, однако такой подход оправдан лишь в том случае, если показатель не слишком сильно отличается от нормального распределения. При проверке статистических гипотез необходимо обращать внимание не только на уровень значимости, но и на мощность критерия. Гипотеза о нормальности распределения может быть проверена при помощи различных критериев. Успех применения критерия зависит не только от истинности нулевой гипотезы (действительно нормального распределения), но и от других причин: от объема выборки и от альтернатив, относительно которых критерий проверяет гипотезу. Любое утверждение о виде связи между признаками на основании коэффициента корреляции (Пирсона или Спирмена) бессмысленно без указания числа повторностей, так как именно число повторностей определяет значимость отличия коэффициента корреляции от нуля. Предлагается, чтобы авторы и рецензенты статей обращали более пристальное внимание на такие ошибки.другие. Каждая из этих тем требует отдельного подробного обсуждения. Однако, если на обсуждаемые вопросы будут обращать внимание авторы статей и рецензенты, качество публикаций в отечественных журналах должно улучшиться, а интерпретации результатов будут более обоснованы.
D. E. Konyushkov, T. V. Ananko, M. I. Gerasimova , I. I. Lebedeva
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-21-48

Abstract:
П Почвенная карта РСФСР масштаба 1 : 2.5 млн (1988) нуждается в обновлении с целью отразить накопленные за последние десятилетия сведения о почвах, реальные изменения в почвенном покрове, включая результаты антропогенной трансформации почв, обеспечить топографическую точность карты и ее увязку с материалами космических снимков. Концептуальной основой обновления содержания карты является субстантивно-генетическая классификация почв России (2004, 2008). Обновление информации карты 1988 года ведется по полигонам ее оцифрованной версии. Оно основано на анализе разнообразных источников и включает как нахождение аналогов названий почв легенды карты в новой классификации, так и корректировку состава почв полигонов; введены новые природные почвы, а также пахотные и городские почвы. Наибольшее число новых природных почв появилось в разделах легенды “Почвы тундр” и “Почвы тайги и широколиственных лесов”. Впервые вводимые на карту антропогенные почвы (119 единиц) имеют максимальное представительство (36 единиц) в разделе “Почвы степей”; оно близко к количеству природных почв, выделяемых в этой зоне (37 единиц). Значительная доля антропогенных почв (> 50% от природных) отмечается также для разделов “Почвы широколиственных лесов и лесостепей”, “Почвы сухих степей и полупустынь”, “Засоленные и солонцеватые почвы”. Общее количество почвенных единиц в легенде новой карты (425) увеличилось более чем в два раза по сравнению с базовой картой (205 почв). Результаты работы фиксируются в отдельном разделе атрибутивной базы данных и будут использованы при создании новой карты методами цифровой почвенной картографии.
M. I. Gerasimova , N. B. Khitrov , I. I. Lebedeva
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-5-20

Abstract:
The basic three-component classification system of soils of the world was published by V.M. Fridland in 1982, and its profile-genetic component was taken as a basis for the classification of soils of Russia (1997– 2004–2008). Unlike the former systems, in that of Fridland the priority is given to soil properties, and this conceptual background is transferred into the new Russian system. The substantive-genetic principles of both systems are implemented in diagnostic horizons and genetic properties; both systems have similar hierarchy of taxa, nomenclature, keys. Changes introduced in the classification of soils of Russia derive either of proposals forwarded in the course of its application, or of information accumulated. They concern the improvement of definitions and introduction of new diagnostic elements; however, the main principles are preserved in the existing and forthcoming versions.
I. Yu. Savin , A. P. Psareva
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-143-163

Abstract:
Delineation of especially valuable agricultural lands (EVAL) is currently an important task, which will make it possible to preserve agricultural land for its direct use. There are currently no uniform approaches for delineation of EVAL, or they need to be upgraded. We have proposed a new approach based on GIS modeling and simulation of agricultural plant growth. It is proposed to delineate EVAL for each municipal district taking into account its existing specialization in agricultural production. The allocation of EVAL should be based on the assessment of potential productivity of soils and lands for cultivation of the main crops in the district. EVAL should also include pilot fields and areas used for scientific and educational purposes, regardless of potential soil productivity. The proposed approach has been successfully tested on the example of Yasnogorsk district of Tula region. It is shown that the EVAL map, based on the proposed approach, is more related to the actual land productivity and does not depend on the current land use within the area. It is possible to build an EVAL map for the whole country only by building such maps separately for all municipal districts of Russia.
N. B. Khitrov , L. V. Rogovneva, V. S. Pashtetskiy
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-70-102

Abstract:
The aim of the article is to submit data about ground water table and soil salinity of the rice irrigated systems at the Sivash seashore in Nyzhnegorsky district of Crimea in 2017–2018 which is 4–5 years from irrigation cease. It was found that many soil cover patterns with salt-affected solonetz at the rice system were leached from salts to the depth about 3–3.5 m by flooding irrigation during half a century. In 2017–2018 ground water tables were deeper than the critical depth. Ground water mineralization is characterized by mosaic spatial distribution, varying from 1.9 to 7.4 g/l with a tendency to growth as ground water depth increases. Depression funnel of ground water table was formed at the seashore. The bottom water drive is up to 0.8–1.6 m relatively sea level. The first symptoms of the salinity returning in grounds of vadose zone were found: (1) appearance of calcium and magnesium chlorides in pore solutions of formally no saline or weakly saline horizons; (2) increasing trend of sodium and chloride ion activity measured in pastes with moisture 50% (w) at the dynamic plots in 2018 as compared with 2017; (3) frequency of grounds with clustered gypsum crystals is increased.
V. P. Belobrov, V. K. Dridiger, S. A. Yudin
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-125-142

Abstract:
Сравнительная оценка свойств типичных и обыкновенных черноземов при использовании традиционной технологии возделывания полевых культур с обработкой почвы и прямого посева (без обработки почв) выявила тренды в изменении морфометрических показателей черноземов (мощность гумусового горизонта – А, гумусированного профиля – А + АВ и глубины вскипания от 10% HCl) во времени и пространстве. После 4 лет использования прямого посева в типичных черноземах Курской области отмечена тенденция поднятия к поверхности почвы линии вскипания, а в обыкновенных черноземах Ставрополья после 7 лет применения прямого посева – увеличение мощности гумусовых горизонтов А + АВ. При вспашке типичных черноземов наблюдается тренд к снижению глубины вскипания. Постепенное накопление и разложение пожнивных остатков на поверхности почв, играющих важную противоэрозионную роль, и постепенное расходование влаги на испарение с течением времени приводит к росту мощности гумусовых горизонтов и содержания органического вещества. Полученные результаты характеризуют начало процессов трансформации морфометрических свойств черноземов при использовании прямого посева. Снижение мощности гумусового горизонта на пахотных землях Ставрополья является следствием дефляции, обусловленной многочисленными обработками почв и специфическим ветровым режимом, в борьбе с которой прямой посев демонстрирует положительные результаты. Без обработки черноземы приобретают характерные естественные черты – вариабельность свойств, т. е. исходную гетерогенность почвенного покрова, определяющую устойчивость почв в природной экосистеме.
D. A. Nikitin, M. V. Semenov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-102-49-69

Abstract:
Актуальность исследования полярных регионов постоянно возрастает в связи с более активным откликом экосистем Арктики и Антарктики на глобальное потепление климата по сравнению с другими областями планеты. Повышение среднегодовой температуры приводит к таянию ледников, затоплению части территории и, соответственно, расширению ареалов субаквальных (подводных) осадков. В последние годы значительно увеличилось число исследований, в которых подводные грунты не только признаются в качестве объектов почвоведения, но и рассматриваются как полноценные составляющие почвенного покрова планеты. Стабильное существование почв и экосистем на территории Антарктиды возможно лишь в местных базисах эрозии – озерах, где биота, зачастую, представлена лишь микроорганизмами. Их жизнедеятельность приводит к преобразованию геологических пород in situ и формированию существенных запасов органического вещества. Поэтому микробиом, по-видимому, является определяющим фактором почвообразования именно в субаквальных антарктических биотопах, для которых характерно протекание элементарных процессов почвообразования в восстановительных условиях. Тем не менее для субаквальных почв Антарктиды до сих пор остаются неизвестны количественные параметры их микробиома (биомасса, численность клеток, количество рибосомальных генов прокариот и грибов, базальное дыхание), хотя данные показатели необходимы для оценки продуктивности экосистем, в том числе интенсивности цикла углерода и биологической активности почвы. В данном обзоре рассмотрено современное состояние исследований микробных сообществ антарктических биотопов, обсуждена роль микроорганизмов в почвообразовательных процессах субаквальных почв Антарктиды и объяснена необходимость микробиологических исследований данного типа почв.
E. I. Pankova, G. I. Chernousenko
Dokuchaev Soil Bulletin pp 19-45; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-19-46

Abstract:
В работе рассмотрено влияние климатических изменений, связанных с аридизацией, на засоленность почв в котловинах юга Восточной Сибири и Монголии. Проанализированы данные, характеризующие аридность климата котловин юга Восточной Сибири за 50 лет. На юге Восточной Сибири с 1955 г. по 2015 г. рост температуры воздуха был выше, чем по миру в целом. В котловинах Тувы рост температуры воздуха составил 2.5–3.7 оС; в Минусинской котловине – 1.7–2.8 оС, в котловинах Бурятии – 1.5–1.8 оС; коэффициент детерминации для скользящих средних за 20 лет (R2) составил 0.9–0.95, изменения достоверны – критерий Стьюдента 19–35. Изменения коэффициента аридности были в пределах 0.02–0.14, согласно критерию Стьюдента они достоверны (t= 7.4– -22), при этом в Минусинской котловине наблюдалось снижение аридизации, а в остальных регионах – ее рост. Таким образом, в целом для изучаемых регионов констатирована разнонаправленность процессов аридизации климата. В Минусинской котловине, несмотря на некоторое понижение аридизации, изменения категории (по классификации Лобовой и др. (1977)) за этот период не произошло, территория осталась в категории аридной и субаридной. Несмотря на рост аридизации климата в котловинах Тувы и Бурятии, в большинстве из них также не отмечен переход в другую более аридную категорию. Тем не менее в ряде котловин юга Восточной Сибири констатирован рост аридизации с переходом в более аридную категорию. Это относится к Еравненской и Баргузинской котловинам Бурятии, перешедших из слабо аридных в субаридные, а также к Убсунурской котловине Тувы, которая из аридной перешла в сильно аридную. Для котловин юга Восточной Сибири, где зафиксирована аридизация климата, возник вопрос о возможной активизации процесса засоления почв. Для решения этой проблемы были привлечены материалы по засоленности почв аридных регионов Монголии. Было установлено, что повышение аридности климата даже в крайнеаридных пустынях Гоби, где почвообразующие породы не засолены, в автоморфных условиях почвы практически не засолены (сумма солей не превышает 0.1%). В районах распространения засоленных мел-палеогеновых красноцветных отложений автоморфные почвы засолены, при этом сумма солей может превышать 2.5%. Таким образом, в крайнеаридных климатических условиях засоление автоморфных почв может колебаться от незасоленных до сильно засоленных. В гидроморфных условиях котловин юга Восточной Сибири, так же, как и в Монголии, аридизация климата неизбежно приводит к активизации процесса соленакопления, поэтому в котловинах Тувы и Бурятии, испытывающих аридизацию климата, следует ожидать процесса засоления почв в гидроморфных ландшафтах.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-5-18

Abstract:
Проведен анализ особенностей прикладного использования почвенных данных. Показано, что для решения большинства практических задач требуется пространственная информация о почвах и их свойствах. В связи с этим почвенная карта является своеобразным интерфейсом между теоретическим и прикладным почвоведением. Выявлены недостатки и ограничения современных почвенных карт, которые существенно снижают возможности их практического использования. Проведен анализ возможных путей преодоления выявленных ограничений. Установлено, что повышение практической значимости почвоведения в настоящее время невозможно как без технологической модернизации почвенного картографирования, так и без смысловой, методологической корректировки. Необходим и уже возможен полный переход от традиционных почвенных карт к пиксельным пространственным почвенным базам данных. Информационная нагрузка и точность почвенных карт может и должна быть увеличена за счет перехода от картографирования положения почвы в той или иной классификации на картографирование отдельных сельскохозяйственно значимых свойств почв. Для решения практических сельскохозяйственных задач важно дополнить информацию почвенных карт сведениями о современных процессах, протекающих в почвах, которые могут быть получены на основе пространственного цифрового моделирования.
V. G. Mamontov, Z. S. Artemyeva, V. I. Lazarev, L. P. Rodionova, V. A. Krylov, R. R. Ahmetzyanova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-182-201

Abstract:
Аналитические данные свидетельствуют о том, что длительное экстенсивное сельскохозяйственное использование чернозема типичного Курской области (Haplic Chernozem) вызывает неблагоприятные изменения некоторых его свойств. Это касается в первую очередь содержания гумуса и структурного состояния чернозема. Под влиянием бессменной озимой пшеницы (54 года) потери гумуса составили 24% от его содержания в целинной почве. Под влиянием бессменной кукурузы (54 года) потери гумуса достигли 32%, а под влиянием бессменного пара (54 года) – 48%. В результате минерализации гумуса, являющегося одним из основных агрегирующих агентов, ухудшилась водоустойчивость структуры чернозема. Количество водоустойчивых агрегатов в вариантах с бессменной озимой пшеницей и бессменной кукурузой уменьшилось по сравнению с целинным черноземом (на 30% и 39% соответственно). С точки зрения водоустойчивости структура чернозема трансформировалась в агроценозах с “избыточно высокой” в “хорошую”. Под влиянием бессменного пара содержание водоустойчивых агрегатов уменьшилось на 75%, а структура стала “неводоустойчивой”. При этом средний диаметр водоустойчивых агрегатов уменьшился в вариантах с бессменной озимой пшеницей, бессменной кукурузой и бессменным паром в 2.8, 3.6 и 4.8 раза соответственно, тогда как содержание водопептизируемого ила возросло в 2.8–4.7 раза, а рН среды увеличилась на 0.16–0.57. Наряду с этим в черноземе агроценозов уменьшилось содержание обменного кальция (более чем в 1.1 раза), снизилась гидролитическая кислотность (в 1.1–1.7 раза), уменьшилось содержание органических форм фосфора (в 1.1–1.4 раза), а отношение органических форм фосфора к минеральным снизилось в 2.1–4.1 раза. При переводе бессменного пара в залежь свойства чернозема изменяются с неодинаковой интенсивностью. Наиболее существенные изменения произошли с водоустойчивыми агрегатами. Их содержание за 20 лет возросло на 53%, а структура трансформировалась из “неводоустойчивой” в “хорошую” по водоустойчивости, при этом содержание водопептизируемого ила уменьшилось в 2.1 раза. За 20-летний период на 1.9 и 1.03 мг-экв/100 г почвы увеличилось содержание обменного кальция и гидролитической кислотности. Содержание гумуса возросло на 0.78%, т. е. восстановление содержания гумуса происходило со скоростью всего лишь 0.04% в год. Это необходимо учитывать при регулировании гумусового состояния выпаханных и эродированных почв. В целом воздействие бессменного пара на свойства чернозема оказалось столь глубоким, что за 20 лет после перевода его в залежь свойства чернозема в большинстве своем восстановились лишь до уровня, свойственного вариантам с возделыванием сельскохозяйственных культур.
A. M. Balgabaev, R. E. Eleshev, A. K. Umbetov, A. L. Ivanov, Olga B. Rogova , N. A. Kolobova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-124-158

Abstract:
В почвах Илийского Алатау (темно-каштановая, светло-каштановая, горный чернозем) при применении удобрений на бессменных посевах сахарной свеклы и в севообороте существенно изменяются их агрохимические показатели, а также запасы и групповой состав фосфора (валовое содержание, органические и минеральные формы фосфора). Валовое содержание фосфора в почвах составляло 1720–2330 мг/кг и уменьшалось в ряду: целинные горные черноземы > пахотные темно-каштановые > пахотные горные черноземы > светло-каштановые > целинные темно-каштановые. Обнаружено, что в темно-каштановых пахотных почвах, по сравнению с целинными, повышалось содержание легкодоступных форм фосфора (рыхлосвязанных фосфатов Са-РI и разноосновных фосфатов кальция Са-РІІ) и снижалось – труднодоступных (высокоосновных фосфатов Са-РІІІ, фосфатов алюминия Al-P и железа Fe-P). В пахотных горных черноземах, по сравнению с целинными, снижалось содержание всех фракций фосфора. Светло-каштановые пахотные почвы содержат наименьшее количество легкодоступных фосфатов и наибольшее – фосфатов алюминия и железа. При возделывании свеклы на светло-каштановых почвах содержание всех фракций фосфора, кроме фосфатов железа, повышалось с увеличением дозы удобрения. Эффективность внесения органо-минеральных удобрений сравнима с внесением NK + P1.5 и NK + P2, урожайность корнеплодов сахарной свеклы в севообороте в этих вариантах опыта наибольшая и составляет 614 и 577 ц/га; в контрольном варианте (без удобрений) – 197 ц/га, а на фоне NK – 277 ц/га. При бессменном посеве эти величины были соответственно 577 и 561 ц/га; 311 и 327 ц/га. Близкие значения урожайности были получены в двух вариантах: при использовании органо-минеральной системы удобрения и при внесении полуторных норм минерального фосфора на фоне азотно-калийных удобрений, что объясняется дополнительным использованием растениями сахарной свеклы фосфора вновь образованных органических соединений.
N. A. Churilin, M. P. Lebedeva, E. B. Varlamov
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-159-181

Abstract:
Проведен сравнительный анализ минералогического состава фракции ила (< 1 мкм) целинных почв (лугово-каштановой почвы и солонца). Почвы изучены на наиболее древней подсыртовой части севро-западной части Прикаспийской низменности на участке с невыраженным микрорельефом (микрозападины глубиной не более 5–10 см), но с контрастным почвенным покровом. Содержание илистой фракции в лугово-каштановой почве варьирует от 25.6 до 33.9%, в солонце – от 11.7 до 51.6%. Во всех горизонтах сравниваемых почв, за исключением поверхностных (гор. SEL– AU1), преобладают смешанослойные минералы (39–52% во фракции) над иллитом (27–37% во фракции). В поверхностных горизонтах наблюдается преобладание иллита (48%) над смешанослойными минералами (35%). Сравниваемые почвы имеют определенные черты сходства по кристаллохимическому состоянию: несовершенство структуры каолинита и супердисперсное состояние смешанослойной фазы в самых поверхностных горизонтах, а также появление индивидуального смектита и хлоритовых пакетов в смешанослойной фазе в нижних горизонтах (BC, С). Степень совершенства структуры каолинита как в солонце, так и в лугово-каштановой почве возрастает вниз по профилю. Полученные данные позволяют предполагать, что в лугово-каштановой почве глинистая фаза сохранила следы солонцового этапа развития.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-46-75

Abstract:
Почвенный институт им. В.В. Докучаева ведет работу по созданию новой цифровой Почвенной карты России на основе базовой информации Почвенной карты РСФСР (ПКРФ) масштаба 1 : 2.5 млн (1988), представленной в идеологии и номенклатуре субстантивно-генетической классификации почв России (КПР). На первом этапе уточняется и переводится в новую классификацию содержание всех контуров ПКРФ; на втором этапе методами цифровой почвенной картографии создается цифровая модель почвенного покрова с учетом новых данных. В разделе легенды “Почвы тундр” ПКРФ – 16 почвенных единиц, входящих в состав различных комплексов или выделенных отдельными ареалами. В статье рассмотрены особенности их перевода в систему КПР. В результате уточнения диагностики арктических и тундровых почв, основанной на строении профиля и почвенных свойствах, их отражение на карте будет более дифференцированным. Наиболее существенные изменения касаются почв, относимых в легенде ПКРФ к глеевым: из них выделены криоземы и криометаморфические почвы. Новыми для карты являются также почвы отделов литоземов и слаборазвитых почв (петроземы, псаммоземы и пелоземы). По результатам работы оформился ряд предложений по уточнению диагностики и номенклатуры мерзлотных почв для их включения в КПР.
Igor Vasilyevich Ivanov , I. V. Zamotaev
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-202-219

Abstract:
В.М. Фридланд (1919–1983) – выдающийся советский почвовед-географ и картограф, окончил МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор географических наук, профессор, лауреат премии имени В.В. Докучаева АН СССР. Разработал учение о структуре почвенного покрова. Главный редактор и автор карт: Почвенной карты РСФСР, масштаб 1 :2 500 000 (1988); Учебной почвенной карты мира, масштаб 1 : 15 000 000 (1984). Один из первых российских исследователей почв влажных и аридных тропиков и субтропиков, автор классификаций почв СССР, ряда книг о почвах. Статья представляет собой доклад на пленарном заседании “Третьей Всероссийской открытой конференции “Почвенные и земельные ресурсы: состояние, оценка, использование” к 100-летию со дня рождения В.М. Фридланда”, проведенной Почвенным институтом и Обществом почвоведов им. В.В. Докучаева 9–11декабря 2019 года в Москве.
N. V. Matveeva , E. Yu. Milanovsky, D. D. Khaidapova, O. B. Rogova
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2020-101-76-123

Abstract:
Методом сидячей капли измеряли краевой угол смачивания (КУС) чернозема обыкновенного опытных полей агроландшафта Каменная степь ряда вариантов использования, различающихся как интенсивностью механического воздействия (заповедная косимая степь, вспашка с оборотом пласта), применением минеральных удобрений и их последействием, а также изменением свойств почвы под действием орошения. Одновременно для физико-химической характеристики почв определяли общее содержание Сорг, отношение C/N, площадь удельной поверхности и реологические показатели. Результаты исследования показали, что гидрофильно-гидрофобные свойства поверхности твердой фазы почв, во многом определяющие основные структурообразующие свойства почв, могут быть охарактеризованы величиной краевого угла смачивания. Величина КУС исследованных образцов почв варьирует от 32 (наибольшая смачиваемость) до 45 градусов (наименьшая смачиваемость). Наименьшая смачиваемость обусловлена повышенным содержанием гидрофобных соединений в составе органического вещества почв и характеризуется наибольшими величинами КУС и характерна для нативной, не обрабатываемой почвы косимой степи, которая отличается от других исследованных вариантов опыта по всем изученным физико-химическим показателям. Механическая обработка почвы в виде вспашки с оборотом пласта, парование приводят к изменениям физико-химических свойств почв и качественного состава органического вещества в сторону их ухудшения и снижению величины КУС. Применение минеральных удобрений способствует увеличению исследуемого показателя преимущественно за счет изменения продуктивности растений, в частности различия КУС обусловлены воздействием на свойства почвы корневых выделений и растительных остатков. Для изученных почв величина КУС меняется в следующем ряду: Косимая степь > пашня с внесением минеральных удобрений > пашня в условиях последействия удобрений. Корреляционный анализ выявил связь КУС с содержанием органического углерода, площадью удельной поверхности и реологическими характеристиками черноземов. Таким образом, КУС может служить интегральным показателем изменения физико-химических свойств почв, их деградационных изменений в условиях различной агрогенной нагрузки. Используемый метод определения КУС требует меньшего количества образца по сравнению с реологическими методами и в целом более информативен, чем определение содержания органического вещества.
O. O. Plotnikova , Marina Lebedeva , E. E. Varlamov, Yu. D. Nukhimovskaya, E. V. Shuyskaya
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-83-116

Abstract:
The aim of the study was to research the relationship of chemical and micromorphological properties of soils with the growth of Kochia prostrata. The objects of study were the soils on natural pastures of the North-Western part of the Caspian lowland. It was laid 4 soil pits (soils – light solonetz, solonetzic chestnut) with the maximum penetration depth of the main mass of roots of the studied plants. K. prostratais a very plastic forage species that can grow on soils with a wide range of morphological properties, different salt content and their chemical composition. It is revealed that on the background of almost the same content of humus and high content of exchangeable magnesium micromorphological features represent the different degree of manifestation of primary pedogenic processes – humus accumulation, leaching of soluble salts, gypsum accumulation, carbonate enrichment, solonetzization. Despite the different content of exchangeable sodium, in all soils there are fresh clay or humus-clay illuvial coatings, indicating the manifestation of the modern eluvial-illuvial redistribution of fine matter (lessivage or illimerization).
N. I. Sanzharova, A. N. Ratnikov , S. V. Fesenko, D. G. Sviridenko
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-117-132

Abstract:
The problems of radioactive contamination of biosphere with the 238U in recent years have attracted a large number of experts in various fields of knowledge. Natural radionuclides are an integral part of the biosphere. They are concentrated everywhere: in rocks, in soil, water, air and food. Various types of phosphorus fertilizers and other natural ameliorants used in agriculture are also an additional source of heavy natural radionuclides. The review describes the behaviour and migration of 238U in biosphere, which depend on various factors acting simultaneously. It is noted that the behaviour of 238U in the soil depends on the forms of its presence in it and the physical and chemical properties of the soil. The processes of sorption and desorption of 238U by different soil types are significant indicators.
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-53-82

Abstract:
The geochemically conjugate series of soils (Albic Podzol – Albic Podzol Gleyc – Hystosol) formed on an undulating glaciolacustrine plain in the middle taiga of Karelia was investigated. Surveys for redox conditions showed them to vary from oxidizing in automorphic soils to reducing in soils occupying accumulation-favoring locations. The geochemical coefficients descriptive of the features of accumulation and directions of migration in the studied soils were calculated and analyzed. The distribution of silicic acid and a majority of sesquioxides inside the profile of the studied soils is typical of podzols. The podzolic horizons of the soils occupying interstitial positions have a faster outmigration of elements than in automorphic soils, while their Al-Fe-humic horizons accumulate aluminum, iron, titanium and phosphorus. All the soils are deficient in a majority of microelements as compared to their background levels; very low concentrations were determined for nickel, cobalt and manganese. The content of copper and sometimes zinc is at the background level. The distribution of the studied elements across the soil profile follows the accumulation-eluviation-illuviation pattern, but the scope of variation in the migration of elements varies among topographic positions. In well-drained locations microelements are quite monotonously distributed through the lower part of the soil profile, while soils in transitional landscapes have a higher differentiation of microelements. The differentiation of the catena through lateral migration is of the transient eluviation type, i.e. soils in lower-lying positions are poorer in the studied elements than soils in automorphic positions. This pattern is due to the natural characteristics of the area: low surface slope, homogeneous sandy parent material, low humus content in soil.
O. V. Kutovaya, A. K. Tkhakakhova, M. V. Semenov, T. I. Chernov, N. A. Ksenofontova, A. D. Zhelezova, R. G. Gadzhiumarov, R. S. Stukalov, E. A. Ivanova, D. A. Nikitin
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-159-189

Abstract:
С помощью метода посева на элективные питательные среды оценена численность и активность таксономических (бактерии, актиномицеты, микромицеты) и функциональных (азотфиксаторы, аммонификаторы, денитрификаторы амилолитики, целлюлолитики) групп микроорганизмов в агрочерноземах Ставропольского края под влиянием различных систем обработки почвы – прямого посева (no-till) и вспашки с оборотом пласта (традиционная обработка). Анализы проводили для вариантов с озимой пшеницей, кукурузой, подсолнечником и соей при внесении/отсутствии минеральных удобрений. Традиционная обработка почвы для большинства сельскохозяйственных культур приводит к росту активности аэробных аммонификаторов, целлюлолитиков, денитрификаторов, актиномицетов и микромицетов. Технология no-till, в свою очередь, повышает интенсивность анаэробных целлюлолитиков и азотфиксаторов, аэробных диазотрофов и амилолитиков. Наиболее отзывчивой культурой, под которой увеличивалась биологическая активность практически всех групп микроорганизмов на полях no-till, стала кукуруза, тогда как озимая пшеница повышала численность микроорганизмов при вспашке. Применение минеральных удобрений повышало биологическую активность почвы под подсолнечником при прямом посеве, в то время как при традиционной обработке значения данного параметра увеличивались на фоне отсутствия минеральных удобрений.
S. Papaiordanidis, Ioannis Z. Gitas , Thomas Katagis
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-36-52

Abstract:
High-quality soils are an important resource affecting the quality of life of human societies, as well as terrestrial ecosystems in general. Thus, soil erosion and soil loss are a serious issue that should be managed, in order to conserve both artificial and natural ecosystems. Predicting soil erosion has been a challenge for many years. Traditional field measurements are accurate, but they cannot be applied to large areas easily because of their high cost in time and resources. The last decade, satellite remote sensing and predictive models have been widely used by scientists to predict soil erosion in large areas with cost-efficient methods and techniques. One of those techniques is the Revised Universal Soil Loss Equation (RUSLE). RUSLE uses satellite imagery, as well as precipitation and soil data from other sources to predict the soil erosion per hectare in tons, in a given instant of time. Data acquisition for these data-demanding methods has always been a problem, especially for scientists working with large and diverse datasets. Newly emerged online technologies like Google Earth Engine (GEE) have given access to petabytes of data on demand, alongside high processing power to process them. In this paper we investigated seasonal spatiotemporal changes of soil erosion with the use of RUSLE implemented within GEE, for Pindos mountain range in Greece. In addition, we estimated the correlation between the seasonal components of RUSLE (precipitation and vegetation) and mean RUSLE values.
A. F. Smetannikov , A. I. Kosolapova, K. N. Korlyakov, Дмитрий Оносов , D. S. Fomin, V. R. Yamaltdinova, D. G. Shishkov, Екатерина Оносова
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-133-158

Abstract:
В Пермском федеральном исследовательском центре разрабатывается технология получения и применения новых комплексных удобрений пролонгированного действия из глинисто-солевых отходов переработки K-Mg руд после получения калийных удобрений. Основными процессами в технологии являются обогащение отходов и высокотемпературный обжиг концентрата обогащения. В результате формируется продукт, получивший название огарок, имеющий свойства комплексных удобрений пролонгированного действия, мелиоранта и микроудобрения. Проведены лабораторные и полевые опыты по применению огарка в качестве калийного удобрения. Изучаемые культуры – яровая пшеница, ячмень, картофель. Схема опытов включала варианты: контроль (без удобрений), NP – фон; NP + KCl и NP + огарок. Для зерновых культур (пшеница, ячмень) применение огарка на фоне NP повысило урожайность на 1.7–1.9 т/га по отношению к контролю, применение стандартных удобрений NPK – на 1.8–2.0 т/га, разница – в пределах ошибки опыта (НСР05 = 0.21; 0.38 т/га). Содержание азота, фосфора и калия в зерне и соломе обеих культур в вариантах с применением огарка было на уровне варианта с применением стандартного удобрения и достоверно выше по сравнению с контролем. Различия между вариантами с применением огарка были несущественными. Внесение N90P90 и полного минерального удобрения (N90P90K90) способствовало повышению урожайности клубней картофеля на 1.43–4.51 т/га соответственно. Применение удобрений-огарков на фоне NP не уступало по эффективности использованию хлористого калия. Показатели качества урожая картофеля (содержание сухого вещества и крахмала в клубнях, содержание тяжелых металлов) также не уступали...
D. N. Kozlov , A. P. Zhidkin, Nikolay Igorevich Lozbenev
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-100-5-35

Abstract:
В работе представлены оригинальные разработки по применению эрозионной модели WaTEM/SEDEM для крупномасштабного картографирования эрозионных структур почвенного покрова Среднерусской возвышенности. Оценка участия смытых почв в составе почвенных комбинаций распаханных склонов проведена на основе сопоставления расчетных темпов смыва с результатами почвенно-морфологической диагностики степени эродированности черноземов в 859 точках. При заданных входных параметрах эрозионной модели качественные изменения в структуре почвенного покрова (доля слабосмытых почв более 10%) начинаются с порогового значения водной эрозии 8 т·га-1·год-1. При среднегодовой эрозии 30 т·га-1·год-1 доля смытых почв превышает 50%. Полученные отношения между встречаемостью почв эрозионно-аккумулятивного ряда и интенсивностью смыва использованы для построения карты типизированных комбинаций почв разной эродированности. Сравнение с материалами детальной почвенной съемки показало, что карта отражает пространственное разнообразие и конфигурацию эрозионных почвенных комбинаций. Разработанный подход представляется перспективным для решения фундаментальных и прикладных задач, связанных с изучением структурно-функциональной организации почвенного покрова склонов и проектированием противоэрозионных мероприятий в адаптивно-ландшафтном земледелии.
E. G. Yakouma, K. Koy, N. A. Azovtseva, Е. А. Пивень, A. V. Shuravilin
Dokuchaev Soil Bulletin; doi:10.19047/0136-1694-2019-99-145-170

Abstract:
Цель исследований состояла в изучении состава и свойств красной ферраллитной почвы пятилетней залежи в Республике Чад для определения возможности ее использования под культуру хлопчатника. Дана оценка морфологического строения почвы, изучены гранулометрический и валовой состав, емкость катионного обмена и содержание обменных катионов, агрохимические и агрофизические свойства по почвенным горизонтам. Красные ферраллитные почвы региона обладают большой мощностью почвенного профиля и постепенным переходом между генетическими горизонтами, а также имеют облегченный гранулометрический состав верхней части профиля. Основу валового химического состава красных ферраллитных почв составляют SiO2, Fe2O3 и Al2O3, которые по глубине почвенного профиля варьируют в пределах 61.83–82.73 %, 3.50–6.40 % и 11.46–29.25 % соответственно. Почвы характеризуются низкой емкостью катионного обмена (6.6–11.1 cмоль (экв)/кг. Среди обменных катионов определяющим является кальций (Ca2+). В верхних почвенных слоях содержание гумуса составляет 1.53–1.66 %. Почвы характеризуются кислой реакцией – от средне кислой в верхних горизонтах до очень сильно кислой в нижнем горизонте. Содержание подвижных соединений фосфора и калия в профиле составляет соответственно 0.76–1.09 мг/100 г и 0.05–1.48 мг/100 г. По своим агрофизическим свойствам почвы могут использоваться для возделывания хлопчатника. В верхнем слое (0–42 см) плотность почвы составляет 1.36–1.45 г/см3, общая пористость – 45.9–48.9 % и наименьшая влагоемкость – 22.4–25.7 %.
Page of 7
Articles per Page
by
Show export options
  Select all
Back to Top Top